Написать в Минкульт.инфо

Коллективный систематизированный обзор СМИ в помощь Министерству культуры РФ

Выберите регион


«Мне импонирует роль худрука»

Добавлено 22 июля 2015

Самарская филармония

«Пока жду предложений от экспертов»

— В конце сезона почти каждый вечер можно было видеть вас на театральных премьерах и концертах, но вряд ли в этом — ваша стратегия знакомства с новой сферой. Что главное на ближайшие месяцы?

— На ближайшие месяцы самое главное — бюджет 2016 года. Сейчас мы как раз занимаемся им. Предварительный проект направлен в Минфин, посмотрим, какие нам определят контрольные цифры, и тогда поймем, что из проектов удастся реализовать в следующем году, а какие придется отложить. Как бы мы ни хотели сейчас сразу решить все накопившиеся проблемы, без денег мы этого не сделаем, а экономическая ситуация пока оптимизма не внушает. Главное — сохранить то, что уже есть.

А для меня самого сейчас главное — как говорится, «войти в проблему». Я профессионально культурой никогда не занимался, поэтому приходится учиться. Смотреть, что может стать «точками роста», что нужно просто поддерживать… Отбросить, думаю, нечего. Культура — не та сфера, где можно отрезать и уничтожать.

Сейчас важно получить информацию. За эти два месяца я успел посетить почти все подведомственные учреждения. Впереди еще поездки в муниципалитеты. Придется проводить их достаточно интенсивно, потому что стоит вопрос распределения субсидий. На всех не хватит, придется выделять первоочередные задачи.

— Исходя из этого можно ли сказать, что для вас основная функция министерства — это распределение средств?

— Безусловно, распределение и эффективное использование бюджетных средств — одна из первоочередных задач госоргана в любой сфере. Но сегодня есть, на мой взгляд, еще одна важная задача, — содержательная. И федеральное министерство все время об этом говорит. Нужно определить те направления в искусстве и культуре, которые, скажем «громко», идут на пользу государству. И, соответственно, сосредоточиться на них.

— Кто их будет определять? Власть или эксперты?

— А почему у нас принято считать, что власть не может быть экспертом?

— Есть же две модели управления — по аналогии с театральными, можно описать их как «менеджер» и «худрук». Первый (чаще всего) принимает решения, опираясь на экспертов, второй сам разрабатывает художественную стратегию. Вы кем себя видите?

— Мне, конечно, больше импонирует роль худрука. Но смогу ли я выступить в этой роли сейчас — сказать не готов. Наверное, нужно время, чтобы играть ее всерьез, а не в качестве «свадебного генерала». Поэтому я постараюсь подготовиться, а пока жду предложений в первую очередь от экспертов. Есть у меня и свой взгляд на некоторые вопросы.

На самом деле это прерогатива любого руководителя в любой сфере — выслушать все мнения, все взвесить и принять окончательное решение. Так работает любая иерархически выстроенная структура.

— В таком случае, кому вы верите? Кто для вас эксперты, ориентиры?

— Хороший вопрос… Юлий Цезарь на него в свое время ответил. Здесь нельзя кому-то верить или не верить. Слушать нужно всех, кто готов участвовать. Просто по тому, как человек говорит и что, видно, идею он защищает или собственные амбиции. Если говорит не о деле, а только о своей роли в нем, нельзя его считать серьезным экспертом.

Фамилии называть не буду, но есть специалисты в министерстве, на которых можно опираться, есть уже сложившееся культурное сообщество — чем больше аргументированных мнений, тем проще выбрать правильное решение. Пока исхожу из этого.

«Музеефикация или живой организм?»
— Министерство в последнее время склоняли все больше в связи с культурным наследием. Теперь вне структуры минкульта создано управление охраны памятников, назначен руководитель. И что, теперь правда никто не сможет сказать, что «Филиппов уничтожил старую Самару»?

— Да, Филиппов, видимо, не будет виновен в сносах, хотя так же не будет «виновен» и в заслугах. Полномочия переданы отдельному государственному органу. Это не фантазия региона, а требование федерального закона. Управление создано, штат определен, наш отдел по охране памятников и агентство по сохранению культурного наследия переходят в ведение управления. Кандидатура Владимира Филипенко согласована в министерстве культуры России. Управление — самостоятельный орган, и все решения будет принимать независимо от нас.

— За министерством остается популяризация культурного наследия?

— Надзорной функции не будет, но популяризация остается. Так или иначе участвовать будем. Что тут говорить, когда само министерство работает в памятнике архитектуры. Мне кажется, в вопросах охраны наследия нужно двигаться к консенсусу общества, власти и потенциальных застройщиков. В конце концов, нужно раз и навсегда определиться, что для нас является историческим центром и какую мы перед собой ставим задачу: музеефикацию или сохранение живого организма? Это очень важная задача к ЧМ-2018, поэтому вопросы придется решать быстро. Конечно, ничего кардинального к 2018 году мы сделать не успеем, но если сумеем выйти на уровень Санкт-Петербурга перед 300-летием или сегодняшней Казани — уже большой шаг.

— Казанский опыт вообще стоит взять на вооружение.

— Казанский опыт многим хорош. Там принят комплексный подход к развитию города, существуют очень жесткие регламенты. Скажем, никто не может построить здание в 20 этажей в зоне, где предусмотрено максимум три. Ни за какие деньги. И это правильно, это сохранение центра и одновременно его развитие. Никто же не говорит, что совсем нельзя строить. Нужно соблюдать правила. И Самаре пора переходить к комплексному развитию центра. Уже есть попытка с компанией «Ленгипрогор» — можно спорить с этим проектом планировки исторического центра, но по крайней мере попытка сделана.

— Кстати, в этом проекте на месте раскопок самарской крепости предусмотрено строительство храма. А как обстоят дела с дальнейшим финансированием раскопок?

— Глава города Олег Фурсов сказал на недавнем совещании, что постарается найти средства и обеспечить круглогодичные работы, для этого нужно накрыть место раскопок специальным куполом. Что касается областных средств, будем обращаться к губернатору — необходима большая, но не критичная сумма. И будем подавать заявку в минкульт РФ на следующий год.

— Говорить о музее археологии преждевременно?

— Да, но процесс проектирования музея нужно запускать параллельно с раскопками. Как только работы будут завершены, нужно сразу строить здание, даже ради сохранения найденного. Что это будет: локальный музей крепости или большой археологический музей? Мне больше импонирует второй вариант. Опять же, по федеральному законодательству Музей им. Алабина сейчас должен будет принять коллекции Педакадемии и Госуниверситета. Их где-то нужно размещать. К тому же обидно было бы никому их не показывать. Так что нужен музей археологии.

«Нас ждет непростое время»
— Насколько сильно кризис затронет сферу культуры?

— Экономический кризис затрагивает все сферы. А откуда возьмутся деньги на культуру, если их нет в других областях? Если говорить о бюджетных средствах, идет сокращение, губернатор уже не раз предупреждал, что мы недополучим серьезные деньги. Что касается меценатов, то если экономика в кризисе, у них тоже нет ни желания, ни возможностей помогать. Поэтому нас ждет непростое время. Прошедший Год культуры дал, наверное, последние на ближайшее время серьезные вложения в отрасль.

— В последнее время много разговоров о развитии музея им. Алабина. Недавно появились приблизительные суммы: 14 млн рублей на проект. Насколько реально их получить?

— Мы готовим заявку в федеральную целевую программу «Культура России 2012–2018», до 1 сентября должны представить ее в Москву. Сейчас у музея им. Алабина есть интересные экспонаты, но музея, на мой взгляд, как такового нет. Нет концепции, непонятна задача. В свое время перевезли экспонаты из костела, расположили их как-то в не предназначенном для этого Ленинском мемориале…

Задача здесь понятна: спроектировать музейное пространство целиком, включая все этажи и помещения. Рассчитываем в этом вопросе и на поддержку депутата Александра Хинштейна, не случайно провели с ним совместные выезды. Получить всю сумму из федерального бюджета было бы утопией. Посмотрим, сколько сможет выделить Москва, и будем искать возможности у себя.

Сделать хороший историко-краеведческий музей очень важно. Когда человек приезжает в город и хочет что-то узнать об этом месте — он идет в краеведческий музей. Кроме того, сейчас много разговоров о так называемых «красных маршрутах» китайских туристов по местам революционной и боевой славы, по «ленинским местам» в первую очередь. Можно смеяться, но это даст гарантированный приток туристов. Если уж у нас есть Дом-музей Ленина, почему бы его не использовать? А рядом появится современный краеведческий музей с разделом экспозиции, посвященным революционному периоду.

Конечно, как только мы получим проект, встанет вопрос, где взять деньги, чтобы его реализовать? Но губернатор часто ставит в укор ведомствам и муниципалитетам отсутствие готовых проектов, из-за чего даже если есть возможность привлечь средства, их не во что вложить. Для начала сделаем проект. Музей, на мой взгляд, объект не менее важный, чем спортивные, например. Как бы ни было тяжело с бюджетом, что-то в развитие вкладываться будет. Надеемся, что и в объекты культуры.

— Такая же заявка в федеральную программу будет подаваться и на фондовое оборудование для особняка Шихобалова на Венцека.

— Работы в «Доме с атлантами» ведутся достаточно интенсивно, сроки должны быть выдержаны, а значит, в следующем году перед нами встанет вопрос переезда фондов Художественного музея из Оперного театра в здание на Венцека, 55. Для этого нужно оборудовать хранилище, и неплохо было бы частично сделать это за счет привлеченных федеральных средств. Еще раз скажу, пока нет контрольных цифр областного бюджета, но думаю, они будут как минимум не лучше этого года.

— А что с «СамАртом»? Выдерживаются сроки?

— Пока выдерживаются, открытие новой сцены запланировано на декабрь. Это вторая очередь строительства, третья (фойе и малый зал) остается на следующий год.

— Давно ведутся разговоры о расширении нескольких зданий: музея им. Алабина, драмтеатра. Насколько эти вопросы приоритетны?
— Проекты эти существуют. Вряд ли в ближайшие два-три года произойдет расширение музея им. Алабина. От идеи «удлинить» Театр драмы отказались, стоит вопрос с реставрацией здания. Не могу сказать, что мы сможем заняться этим в 2016–17 годах, по понятным причинам.

— Кстати, контракт гендиректора театра Вячеслава Гвоздкова продлен?

— Да, на один год. Кроме того, по предложению самого Вячеслава Алексеевича, которое он, видимо, давно обдумал, мы договорились за следующие два года, до его семидесятилетия, найти достойную смену. Работать вечно Гвоздков не собирается.

Думаю, это будет непростая история. Мы обратимся и в Союз театральных деятелей, и в федеральное министерство культуры, наверное, объявим конкурс. Театр, тем более академический — непростая епархия, важно не ошибиться.

— Недавно «всплыл» и проект надстройки областной библиотеки…

— Мы вернулись к проекту реконструкции и обсуждали его в том числе с Хинштейном. Это более сложный вопрос, чем с тем же музеем им. Алабина, проект очень дорогой, но мы не отказываемся от него.

— Проект предусматривает изменение архитектурного облика здания, которое может претендовать на статус памятника второй половины 20 века.

— Это только эскиз, с ним еще нужно работать. Кроме того, исторический облик зданий сохранять необходимо, но до какого предела? Давайте возьмем европейские примеры: приходишь в собор 12 века, а он перестроен в 15 веке, потом в 18-м… Он стал от этого хуже? Или менее интересен?

«Как мы умеем жить на Волге»
— В этом году официально признано резкое снижение посещаемости Грушинского фестиваля. Собираетесь как-то решать эту проблему?

— Да, 20 тысяч — это значительно меньше, чем в прошлом году. Но на это есть объективные причины. Всплеск интереса в прошлом году был вызван объединением фестивалей на одной площадке. В этом году фактора новизны уже нет. И аудитория Грушинского «взрослеет», а чем старше она, тем менее мобильна. Кроме того, в этом году получился фестиваль, скажем так, классической авторской песни. Ее поклонники и приехали. 20 тысяч — это не много и не мало, эта цифра отражает интерес к такому формату. Люди собрались действительно слушать музыку.

Проблемы, конечно, есть: из-за разногласий между коллективами двух фестивалей не удалось привлечь все площадки. На мой взгляд, это потеря. Организаторы этого года считают иначе. Но если стремиться к развитию жанра авторской песни, не нужно отбрасывать новое. А новое, как правило, развивается на стыке жанров, и на Мастрюках были площадки, которые на этом стыке работали. В период подготовки фестиваля я приглашал сюда представителей сцены «О!стров», разговаривал с ними, предлагал делать площадку в этом году. Они отказались. Осенью нам придется вернуться к этому вопросу, встречаться, разговаривать, убеждать и одну сторону, и другую, говорить о пользе «совмещения аудиторий». Гвердцители же выступала в этом году — вроде бы не бард, а интерес вызвала колоссальный.

Не думаю, что фестиваль когда-нибудь снова выйдет на рекордные 200 тысяч, да и не нужно. Все-таки эти 200 тысяч — дань моде, «тусовка». Но 30–50 тысяч мы вполне можем привлечь. Для этого нужно, чтобы на фестиваль приезжали со всей России и из-за рубежа. И чтобы на Грушинском появлялись новые имена. Олег Митяев когда-то сделал себе имя на этом фестивале, а сегодня не видно таких новых звезд.

Еще один важный момент. Два года назад федеральное министерство проявило интерес к фестивалю и сделало, на мой взгляд, неплохие предложения по его поддержке, что открывает новые возможности. И возвращаться к этому вопросу нужно. Но для начала стоит договориться. Если мы хотим, чтобы Грушинский жил еще по крайней мере несколько десятилетий, а не одно, это неизбежно. А мы этого хотим, потому что Грушинский — бренд региона. Даже бренд страны вообще-то.

— К вопросу о брендах. Какое интервью с новым министром без вопроса про «Рок над Волгой». Что с ним все-таки?

— Скажем так, идея не умерла. Интерес к рок-музыке и в Самаре, и «в окрестностях» большой. Есть идея возродить фестиваль, и она поддержана в том числе губернатором. Что это будет — «Рок над Волгой» или какой-то другой фестиваль, больше ориентированный на наших российских исполнителей — неизвестно. Конечно, многое будет зависеть от денег.

Сейчас мы начали работу над концепцией. Все-таки прежний формат был не совсем фестивальный, скорее такой гала-концерт рок-звезд. Фестиваль предполагает открытие новых имен, «обкатку» молодых исполнителей на одной сцене с мэтрами. Возможно, будем двигаться в эту сторону.

Не могу обещать, что фестиваль пройдет в 2016 году. Не секрет, что основные средства на «Рок над Волгой» выделялись частным спонсором. Этот фестиваль требует очень больших денег.

— Появилась концепция всероссийского культурного форума «Жемчужина на Волге» — нового для Самары проекта. Что это будет?

— Министерство сейчас вплотную занимается этим проектом. Уже осенью нам нужно презентовать пробный фестиваль, пока силами Самарской области. Пригласим гостей из регионов ПФО и федеральное министерство, поскольку нам обещали поддержку. Хотим сделать такой фестиваль фестивалей, взяв за основу форумы, которые уже проходят в нашей области и у соседей. Полноценную «Жемчужину на Волге» планируем провести в 2016 году, в конце мая — начале июня.

Наша задача — показать, как мы умеем жить на Волге. У нас же очень много с рекой связано, в том числе и фестивалей. Даже если они проходят не на Волге, это в любом случае культура Поволжья. Волга — это образ жизни. Мы живем в Самаре и не задумываемся, что в какой-то степени уникальны. Не во всяком городе можно отдохнуть на пляже, прогуляться по набережной, уехать за Волгу или пройти по ней на катере.

Участвовать в проекте уже согласились, например, «Классика над Волгой» и «Пластилиновый дождь». Регион-то фестивальный, нужно просто объединить усилия. Консолидация — важный тренд, в том числе и в культуре. Тем более, в непростых экономических условиях выживать нужно вместе.

Мне, конечно, больше импонирует роль худрука. Но смогу ли я выступить в этой роли сейчас — сказать не готов. Наверное, нужно время, чтобы играть ее всерьез, а не в качестве «свадебного генерала». Поэтому я постараюсь подготовиться, а пока жду предложений в первую очередь от экспертов. Есть у меня и свой взгляд на некоторые вопросы.
Фоторепортер: Андрей САВЕЛЬЕВ
www.vkonline.ru

Поделиться vkfbt@g+ljpermalink

© 2015–2017 Минкульт.инфо. minkult.info@mail.ru