Написать в Минкульт.инфо

Коллективный систематизированный обзор СМИ в помощь Министерству культуры РФ

Выберите регион


Недолго музыка играла

Добавлено 29 мая 2015 Собака с полицией

Министерство культуры РФ

Скандал вокруг музыкальной школы имени С. Танеева набирает обороты

Учителя и родители учеников, отчаявшись добиться отмены несправедливого решения о запрете занятий, пишут письма Патриарху и Путину, а департамент культуры Москвы хранит стойкое молчание. Никто не мог представить себе такого развития событий, когда 3 сентября 2014 года мэр Москвы Сергей Собянин торжественно открыл здание музыкальной школы после реконструкции.

Школа имени Танеева — одна из лучших музыкальных школ Москвы. Из 56 преподавателей 30 — профессора, заслуженные деятели искусств, лауреаты международных конкурсов. Ученики — лауреаты международных конкурсов, шесть учащихся в 2015 году стали стипендиатами правительства Москвы. В 2014 году школа принесла Москве три золотых и одну серебряную Дельфийские медали. Здание — родовой дом Танеевых. В 1920-х в нем была создана музыкальная школа имени замечательного композитора и великого педагога. В начале 90-х город с большим трудом выселил занимавшую здания без законных оснований коммерческую организацию, и в 1991 году открыл школу имени С. Танеева.

Однажды десять лет назад

СПРАВКА «НОВОЙ ГАЗЕТЫ»

Семья Танеевых жила в этом доме с 1865 года. П. Чайковский, приезжая в Москву, всегда именно здесь играл свои новые произведения, а С. Рахманинов и А. Скрябин получали первые уроки гармонии и контрапункта. Среди учеников Танеева — Р. Глиэр, Е. Гнесина, И. Сац… Из дневника С. Танеева за 1902 год: «Ю. Померанцев привел мальчика 10 лет — Сережу Прокофьева, имеющего выдающиеся способности. Он играл свои сочинения»…

Десять с половиной лет назад в здание школы — тогда разваливающееся и аварийное — к директору школы, заслуженному работнику культуры Гугули Георгиевне Ревазишвили, пришла комиссия из Госкомимущества и спросила: на каком основании занимаете данное помещение? Школа представила требуемые документы. Оказалось, что неожиданный визит — следствие интереса находящейся по соседству Патриархии (Чистый переулок, 5). В марте 2005 года Патриарх Алексий II обратился к мэру Москвы с просьбой передать Патриархии два здания школы.

Просьбу Патриарха поддержал Лужков. Против выступили главы департаментов культуры и имущества Москвы, руководство Москомнаследия. Пресса, деятели культуры, сотрудники школы встали стеной. Оба здания остались за школой. Начался ремонт с полной реконструкцией и восстановлением одного из зданий.

Для приарбатского особняка Танеевых был разработан специальный проект: строители не только восстановили интерьеры и исторический вид здания, но и учли требования акустики. Для главного фасада воссоздали пилястры, карнизы и пояса по сохранившимся чертежам и шаблонам. Закупили хорошие рояли, запланировали установку органа. Директор школы Гугули Георгиевна участвовала во всех нюансах ремонта, годами не ходила в отпуск. Все десять лет, пока длился ремонт, «танеевцы» занимались в совершенно для этого не приспособленном помещении библиотеки в Денежном переулке.

В июле 2014 года Танеевскую школу выселили из библиотеки и назначили торжественное открытие родного здания. 3 сентября оно состоялось. После церемонии директор спросила у С. С. Собянина: как быть — ведь у школы нет разрешающих документов на эксплуатацию помещения? В присутствии преподавателей и родителей мэр ответил: со дня на день все будет, работайте спокойно, и отдал распоряжение своим подчиненным в течение трех дней выдать необходимую документацию. Однако ни через три дня, ни даже через полгода этого не произошло.

Дурно пахнущая история

В марте 2015 года в школу приехала внеплановая проверка Роспотребнадзора. Сотрудники Роспотребнадзора по ЦАО обнаружили превышение предельно допустимой концентрации аммиака в одном из помещений школы (Чистый переулок, 9). Директор школы тут же вызвала МЧС России, и согласно его заключению, содержание аммиака в воздухе не превышало ПДК, не было выявлено также превышения каких-либо других вредных веществ. Несмотря на это, 1 апреля 2015 года Роспотребнадзор по ЦАО опечатал здание, занятия были приостановлены, директору выдали протоколы об административном нарушении и наложении штрафа.

8 апреля по обращению Роспотребнадзора по ЦАО состоялось рассмотрение административного дела в Хамовническом суде г. Москвы о применении к школе административного наказания в виде приостановления деятельности — но суд отказал Роспотребнадзору в удовлетворении его требований. 10 апреля АНО «Независимый институт экспертизы и сертификации» провел еще одно исследование в зданиях школы — превышение норм концентрации аммиака снова установлено не было. 21 апреля суд прекратил рассмотрение административного дела в связи с тем, что в судебном порядке было доказано отсутствие превышения норм по аммиаку.

5 мая директор получила все акты и документы, разрешающие ввод здания в эксплуатацию, и в тот же день направила их в департамент культуры. На основании этого разрешения руководитель департамента должен подписать приказ о начале образовательной деятельности. Однако приказ до сих пор не подписан. На словах родителям объясняют в департаменте, что разрешение не получено (хотя оно с 5 мая в департаменте), что до начала учебного года его все равно не подпишут, что в здании недоделки и т. д.

«Мы пристегнемся к батареям»

— Во время суда представители Роспотребнадзора неоднократно говорили, что их прислал департамент культуры, — говорит Варвара Немова, мама двух учеников школы. — Складывалось впечатление, что департамент культуры хочет выселить эту школу. Мы писали всем кому можно — Путину, Собянину, в департамент культуры, в Госдуму, в правительство Москвы с просьбой разрешить ситуацию, но пока безрезультатно.

Александра Морозова, мама ученика школы:

— Выпускники сдают государственные экзамены в коридоре, экзамен по ударным дети сдавали на улице — есть фото- и видеозаписи. На днях был 85-летний юбилей у известнейшего педагога, заведующей струнным отделением Галины Степановны Турчаниновой, учительницы знаменитого скрипача Максима Венгерова, и мы не сумели его отметить, приехавшую немецкую делегацию не могли пустить в школу. Мы получили все разрешительные документы на ввод здания в эксплуатацию, выиграли суд по поводу отсутствия аммиака. Есть небольшие недоделки, которые могут устраняться в открытом режиме. Единственное, чего нет, — подписи руководителя департамента культуры. Они говорят, что у них нет разрешения Роспотребнадзора, но в конце апреля мы им его передали.

Родители собираются после работы около школы, чтобы обсудить дальнейшие действия. Встреча проходит бурно. Человек пятьдесят мерзнут возле общего с Патриархией забора. Здесь можно узнать последние новости: ночью будут монтировать орган (потому что днем грузовики в центр заезжать не могут), а значит, Гугули Георгиевна ночует в школе, но для нее это дело привычное…

— Сколько мы ни ходили в старое здание с грибком, ни один Роспотребназдор этим не интересовался.

— Какой тут может быть аммиак? Сделан качественный ремонт, у нас там вообще нет того, что могло бы выделять аммиак…

— Будем стоять до последнего. Ляжем вот тут в коридорах, прикуемся к батареям, мы не отдадим это здание.

Ну, пока! Пишите письма!..
12 мая «Новая» направила в департамент культуры официальный запрос с вопросами о школе Танеева. В соответствии со статьей 40 Закона о СМИ ответ должен был быть предоставлен в семидневный срок. Если сведения не могут быть предоставлены в течение этого времени, представителю редакции должно быть вручено уведомление об отсрочке с указанием причин и даты, к которой будет предоставлена запрашиваемая информация. Никаких материалов до 19 мая мы не получили. Начиная с 20 мая представители пресс-службы говорили, что ответ «скоро будет».

Четверг:

— Ваш запрос в работе, уже принято решение, какое направление вам ответит.

Пятница, утро:

— Да, вами занимаются, сегодня вышлем ответ.

Пятница, вечер:

— Ну вам же сказали, что вы сегодня получите ответ. У нас по-другому не бывает: раз сказали — значит, получите.

— Назовите, пожалуйста, ваше имя, фамилию и должность.

— Юлия, сотрудник пресс-службы.

— А фамилия?

— Зачем вам?

— Хочу знать, кто конкретно дал мне гарантии.

— Нет, я вам не скажу, не хочу, чтобы вы про меня написали.

Пятница, поздний вечер:

— Ксения? Это департамент культуры. Звоню сказать, что у нас тут задержка с ответом, мы вам напишем в понедельник.

Понедельник, день:

— Мы вышлем вам ответ сегодня до конца дня, не беспокойтесь.

Понедельник, 18.30:

— Ну мы же сказали, что вышлем ответ сегодня, значит, вышлем.

Вторник, утро:

— Вы вчера обещали прислать ответ.

— Он на подписи у руководителя.

— Я должна сегодня в 12 сдать текст.

— Ну и что мы можем сделать? Я же вам сказала — он на подписи.

— Пожалуйста, сделайте так, чтобы до 12 часов он был у меня.

— Вот вы позвоните моему руководителю и скажите это ему.

— Отлично, дайте мне телефон руководителя.

Саркастический хохот:

— Ну нет, ничего я вам не дам. Вам сказали — он на подписи!

Как тут не вспомнить бессмертное:

«Тише, дурак, — сказал Остап грозно, — говорят тебе русским языком — завтра, значит, завтра. Ну, пока! Пишите письма!»

www.novayagazeta.ru

Поделиться vkfbt@g+ljpermalink

© 2015–2017 Минкульт.инфо. minkult.info@mail.ru