Написать в Минкульт.инфо

Коллективный систематизированный обзор СМИ в помощь Министерству культуры РФ

Выберите регион


Татарстанский «Тангейзер»: оперу «Джалиль» обвинили в уравнивании Сталина и Гитлера

Добавлено 28 апреля 2015

Произведение, оказавшееся в центре скандала, послезавтра приезжает снимать MEZZO, чтобы в День Победы протранслировать на 100 стран мира

Сегодня стало известно о жалобе КПРФ в прокуратуру РТ по поводу демонстрации на сцене ТГАТОиБ оперы «Джалиль» в постановке Михаила Панджавидзе. Лидеру фракции коммунистов в Госсовете РТ Хафизу Миргалимову не понравилось, что советский и фашистский режимы в ней фактически уравниваются по бесчеловечности. Между тем и сам режиссер в момент премьеры не скрывал своего замысла "усилить роль государственной машины, и не только немецкой, но и советской, которая безжалостно перемалывала кости людей«.

Накануне празднования 70-летия Великой Победы в центре внимания оказалась опера «Джалиль», идущая на сцене ТГАТОиБ
ПОКАЗ НА КАНАЛЕ MEZZO НА ФОНЕ СКАНДАЛА

Сегодняшний день в Казани ознаменовался довольно неожиданным околокультурным скандалом, которому придает особую пикантность будущее празднование 70-летия Великой Победы. Вслед за новосибирским «Тангейзером», скандал вокруг которого стал потихоньку угасать, в центре внимания оказалась опера, идущая на сцене Татарского академического государственного театра оперы и балета им. Джалиля. Причем если в Сибири бучу подняли представители духовенства, то в столице Татарстана инициатором подачи жалобы в правоохранительные органы стали вполне себе светские политические деятели в лице главы фракции КПРФ в Госсовете РТ Хафиза Миргалимова. В центре внимания — поставленный еще в 2011 году режиссером Михаилом Панджавидзе спектакль «Джалиль», посвященный знаменитому татарскому поэту, чье имя и носит казанский оперный театр, на музыку классика татарской композиторской школы Назиба Жиганова.

Самое любопытное, что уже 30 апреля в ТАГТОиБ запланирован специальный показ этой постановки, который должен быть записан специалистами известного европейского телеканала Mezzo, специализирующегося на классическом искусстве, и показан более чем в 100 странах. Однако скорый международный триумф театра из столицы Татарстана может обернуться серьезными имиджевыми и не только потерями на родине.

Все дело в том, что, как отмечает в своей жалобе лидер татарстанских коммунистов, в одной из сцен «сравниваются Сталин и Адольф Гитлер», проводится «прямая параллель... между советским строем и нацизмом». Такие сравнения, по словам коммуниста, исходят от «бесконтрольного «творчества художника» и «ведут к подрыву исторической роли» страны в Великой Отечественной войне, пишет «Коммерсантъ Казань». «Это плевок в сторону многонационального народа России накануне праздника — 70-летия Великой Победы», — говорится в запросе.

Хафиз Миргалимов считает, что в одной из сцен «сравниваются Сталин и Адольф Гитлер», проводится "прямая параллель... между советским строем и нацизмом«
Кроме того, в своем обращении глава КПРФ в Татарстане ссылается на ст. 20.3 КоАП РФ, которая запрещает публичную демонстрацию нацистской атрибутики. К запросу он прилагает снимок, сделанный во время просмотра постановки, с изображением свастики. К сожалению, сегодня с самого утра лидеры КПРФ в Татарстане были недоступны для комментариев. Ранее с запросом в министерство культуры Татарстана по поводу оперы «Джалиль» обращалось и руководство Госсовета республики. Тогда в министерстве прокомментировали сопоставление портретов Иосифа Сталина и Адольфа Гитлера в одной из сцен, назвав это символом борьбы главных сил Второй мировой войны.

Что любопытно, сам спектакль уже четыре года находится в репертуаре и никогда не вызывал особых споров, более того, в преддверии 9 Мая ежегодно оперный театр неизменно демонстрировал «Джалиля» на специальных показах для ветеранов и тружеников тыла.

Что любопытно, сам спектакль уже четыре года находится в репертуаре и никогда не вызывал особых споров
"ДА, ОНА НЕ СИДЕЛА, НО ЭТО ВЕДЬ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОБ ОПАСНОСТИ...«

Сама опера Жиганова по либретто Ахмеда Файзи впервые была представлена в Казани еще в 1957 году и с тех пор выдержала несколько постановок. Последняя по времени и принадлежит режиссеру Панджавидзе, ныне возглавляющему Национальный академический Большой театр оперы и балета Республики Беларусь. В своих интервью после премьеры спектакля, посвященного трагической судьбе татарского поэта, погибшего в фашистских застенках, автор спектакля не скрывал своего режиссерского замысла, согласно которому гитлеровский и сталинский режимы действительно ставятся фактически на одну доску: «Свой подвиг Муса Джалиль расценивает как необходимость, невзирая на страдания своей семьи. Как выяснилось, я шел верным путем, потому что Жиганову надоела плакатность, агитка. С другой стороны, если уйти в лирику, мы получим мыльную оперу, которая тоже будет мало кому интересна. Сериал „Джалиль“ никому не нужен. Я понял... и усилил роль государственной машины, и не только немецкой, но и советской. Она тоже безжалостно перемалывала кости людей».

Панджавидзе даже немного отошел и от исторической правды в своем спектакле, который начинается с того, что по залу проходят и поднимаются несколько овчарок. Согласно режиссерскому замыслу, супруга поэта Амина Залилова оказывается узницей советского лагеря, хотя в реальности такого исторического факта не было. «Она не сидела, но это ведь представление об опасности, которая ей угрожала. Это образ такой. А что мог еще подумать Джалиль? Ее ведь вызывали в НКВД», — отвечал на упреки режиссер.

Михаил Панджавидзе: "Она не сидела, но это ведь представление об опасности, которая ей угрожала. Это образ такой. А что мог еще подумать Джалиль? Ее ведь вызывали в НКВД«
В самом спектакле свет в конце тоннеля возникает лишь в последней картине, когда одну из «Моабитских тетрадей» в уже послевоенный СССР привозит Андре Тиммерманс и звучит знаменитая ария Джалиля «Сал бул, Казан» в исполнении неизменного исполнителя заглавной партии в последнем варианте «Джалиля», тенора Мариинского театра Ахмеда Агади.

Возможно, именно такая интерпретация событий времен Второй мировой войны и пришлась по вкусу французским телевизионщикам из Mezzo, что они решили показать оперу из Казани на своем канале в столь знаменательный день. Официальная позиция театра пока также остается неизвестной. Недоступна для комментариев и прокуратура РТ.

«НАЦИСТЫ СРАЗУ ЖЕ СРЫВАЛИ ПОРТРЕТЫ СТАЛИНА»

Разиль Валеев — председатель комитета Госсовета РТ по образованию, культуре, науке и национальным вопросам:

— Мне сложно комментировать эту ситуацию, поскольку саму оперу я смотрел уже давно и деталей просто не помню. Может быть, с тех пор что-то менялось, просто не знаю. Но сейчас, конечно, хочу сходить, посмотреть еще раз. По-моему, сегодня как раз постановка идет, но в закрытом режиме — для показа на Европу. О самом запросе я, конечно, проинформирован. И в Госсовете, если будет специальное обращение депутата, также будет обсуждаться эта тема, но пока нет предмета обсуждения. Хафиз Миргалимов пока обратился в прокуратуру, это его право.

Владимир Беляев — доктор политических наук, профессор, завкафедрой политологии КНИТУ-КАИ им. Туполева:

— Я смотрел постановку очень давно, еще в школе, прекрасная опера, ни о какой пропаганде нацизма там говорить не приходится. А сейчас... Говоря об обращении КПРФ, можно отметить, что надо было все-таки сразу реагировать, а не подгадывать свою борьбу за сохранение исторической памяти под праздники или выборы. Собственно, изображение свастики в фильмах, спектаклях, внутри книг о войне (не на обложках, а внутри) просто необходимо, иначе непонятно, с чем мы воевали.

А вот рядом поставленные портреты Сталина и Гитлера — надо посмотреть. Такого не бывает — нигде, никогда они рядом не стояли. С исторической точки зрения нацисты сразу же срывали портреты Сталина. Рядом с Гитлером никогда он не висел. Да, те восхищались Гитлером, наши восхищались Сталиным, но приравнивать их нельзя. Мы воевали вместе с англосаксонскими странами против фашизма. Портреты лидеров стран антигитлеровской коалиции — Сталина, Черчилля, Рузвельта — вместе вы встретить можете, но не рядом с портретом Гитлера. Он отвергал все ценности эпохи Просвещения: и свободу, и равенство, и братство. Поэтому здесь я соглашусь с Миргалимовым, здесь могут быть основания для проверки.

К слову, в свое время в Казани, в Качаловском театре, сняли постановку спектакля «А зори здесь тихие», поставленную еще до фильма. Комиссия сочла посыл спектакля (девушки гибнут совершенно не в военных условиях, зря и бессмысленно) неверным. Так что могут быть деформации, вызванные трактовкой режиссера. И могут быть сознательные провокации, чтобы в очередной раз чьим-то вкусам потрафить. Это все очень тонко.

Сцена из спектакля "Джалиль«
Нияз Игламов — театральный критик, завлит театра им. Камала:

— Оперу «Джалиль» я смотрел довольно давно, сразу после премьеры. Спектакль производил сильное впечатление и был назван жюри республиканской премии «Тантана-2012» победителем в главной номинации «Событие года». Поскольку номинация «Событие года» должна отвечать по положению о премии не только эстетическим, но и социально значимым критериям, существенную роль сыграл тот факт, что впервые за довольно долгое время театр обратился к татарской классике, а режиссер Панджавидзе сумел вдохнуть дух современности в постановку. Скажу честно, не являясь горячим поклонником нашего театра оперы и балета, этот спектакль я выделяю среди прочих. Наряду с «Лючией де Ламмермур» это, на мой вкус, один из лучших спектаклей последних лет. Кроме этого, «Джалиль» имеет знаковый характер для казанского оперного, ведь театр носит имя поэта-героя. Ничего способного задеть чувства самых ревностных патриотов я в постановке не увидел. Несколько сезонов зрители посещали «Джалиль», и ничего их чувства не задевало, да и не могло.

Другое дело, что сегодня на волне охватившего страну безумия в поиске внутренних врагов среди деятелей искусства и прежде всего театра некоторые политические силы настойчиво раскачивают лодку российского общества, пытаясь в угоду собственным амбициям вбить клин между народом и интеллигенцией. Это в силу запредельного абсурда ситуации перестает быть смешным. Данное обращение, как мне кажется, — это желание угодить глупой моде и напомнить о себе избирателям, в преддверии будущих выборов отобрать голоса у электората Жириновского. Это странно, так как татарстанские коммунисты всегда выглядели более чем адекватно на общероссийском фоне. Но вот волна безумия докатилась и до нас. Если запрещать свастику в произведениях о войне... Не лучше ли тогда и немецких солдат переодевать в советскую форму? Или на крыльях «мессершмиттов» и «юнкерсов» рисовать звезды? А фильмы Лиозновой, Быкова, Бондарчука запретить к показу.

Наш оперный театр и его «свежеотукаенный» руководитель вполне целомудренны и на святыни не покушаются. Здесь, собственно, и говорить-то не о чем. Это пиар. Но, судя по всему, скоро нам предстоит пережить охоту на ведьм. Чем это всегда кончается, мы знаем. Если уж наш оперный попал в одну строку с новосибирским «Тангейзером» и «Театром.doc», то дела наши швах. Общество само должно стать на защиту искусства.

Любовь Агеева — преподаватель КНИТУ-КАИ, редактор газеты «Казанские истории»:

— Я усматриваю в этой ситуации два момента. Во-первых, обращение фракции КПРФ вызвано, скорее, стремлением оказаться в тренде. Все слышали о скандале с постановкой оперы «Тангейзер» в Новосибирске, а тут вдруг свой сюжет. Мне почему-то так показалось. Потому что «Джалиль» идет уже давно, с 2011 года, и мысли по поводу портретов ни у кого не возникали.

Во-вторых, у меня есть подозрение, что люди, составлявшие письмо, с оперой знакомы достаточно поверхностно. Сами по себе эти два портрета не создают той угрозы, о которой пишут коммунисты. Они лишь обозначают символически время, эпоху, два мира, которые сталкиваются в этом театре. Но есть куда более серьезная вещь, которую коммунисты как раз и не затронули. Это решение, художественно воплощенное в декорациях. В одной камере оказываются и узники, оказавшиеся в плену у гитлеровцев, и жена Джалиля, которая, кстати сказать, в лагере не сидела. И я как зритель воспринимаю два портрета уже не как функцию, а как символ.

Помнится, в беседе с постановщиком спектакля мы говорили на эту тему, и он в интервью обосновал свое режиссерское решение. Что ж, у художника есть своя правда, и мы должны с ней считаться.
Когда ставился спектакль в нашем театре, еще не было столь острого сопоставления советского и немецкого режимов, как это делается сегодня. В этом смысле я могу понять опасения коммунистов. Сама идея поставить фашистскую Германию и Советской Союз на одну доску мне кажется главным кощунством последнего времени!

Но к спектаклю в театре имени Джалиля это не относится совершенно. Хотя бы потому, что публика, в том числе молодежь, просто не воспринимает такое противопоставление. Я наблюдала реакцию дважды — наша публика смотрит спектакль о Мусе Джалиле и глобальных параллелей не делает.

Кирилл Маевский — арт-директор центра современной культуры «Смена»:

— Вчера с полок нескольких крупных московских магазинов убрали антифашистcкий графический роман «Маус», потому что на обложке книги изображен фрагмент свастики. Сегодня казанские коммунисты просят провести проверку постановки оперы «Джалиль», потому что в ней якобы проводится прямая параллель между советским строем и нацизмом. Завтра в Бишмунче кто-нибудь узреет у гуся усы Гитлера и потребует арестовать и гуся, и его хозяина как подлецов, воспевающих нацистский режим.

Айрат Нигматуллин, Дмитрий Катаргин
www.business-gazeta.ru

Поделиться vkfbt@g+ljpermalink

© 2015–2017 Минкульт.инфо. minkult.info@mail.ru