Написать в Минкульт.инфо

Коллективный систематизированный обзор СМИ в помощь Министерству культуры РФ

Выберите регион


«В 90-е убивали, сегодня увольняют»

Добавлено 20 октября 2016

Бывший худрук «Союзмультфильма» о своем уходе со студии

Михаил Алдашин. Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости
Михаил Алдашин — один из самых заслуженных мультипликаторов России, лауреат многочисленных фестивалей и автор таких нетленок, как «Рождество», «Охотник», «Другая сторона». Последние три года Алдашин занимался возрождением легендарной студии «Союзмультфильм» в качестве художественного руководителя. Но в конце лета был отстранен от дел, в результате чего деятельность студии резко поменяла курс. «Лента.ру» встретилась с режиссером, чтобы выяснить обстоятельства скандального увольнения и ухода со студии многих известных деятелей отечественной анимации.

«Лента.ру»: Мне сказали, что тебя уволили со студии «Союзмультфильм», художественным руководителем которой ты был последние годы?


Алдашин: Меня вывели за штат. Ну, что значит вывести за штат? Это значит заключить договор для продолжения начатой работы. Да, вроде бы вывели, я подписал бумаги честно. Но договора не было и нет. И не будет, потому что его понесли на подпись директору, и тот отказался его подписывать. Я безработный.

А почему только сейчас это стало известно?


Уволили меня уже 15 августа. Ну, я сидел, молчал два месяца в ожидании того, что мне было обещано.

А что тебе обещали конкретно?


Возможность продолжить работу, но условия такие, что, как я понимаю, новой дирекции худрук не нужен. Вообще-то меня позвал туда Маковский.

Это кто?


Николай Маковский был утвержден на должность директора СМФ после совещания в 2011 году. После согласования с мастерами культуры еще при министре Авдееве он был назначен. Затем он довольно быстро был отстранен, и дальше пошла череда директоров «Союзмультфильма»: сначала исполняющий обязанности некто Валерий Бакаев, но долго он не продержался, потому что все на студии были возмущены его грубым администрированием. Теперь и.о. директора назначен Глеб Давыдов. Может быть, он выдающийся продюсер, но никто его в анимационном сообществе не знает, его достижения в анимации неизвестны…

Миш, давай чтоб не было сумбура: три года назад тебя позвал Маковский, как твоя должность называлась?


Сначала я был художественным руководителем. Потом условия договора изменили и превратили меня в креативного продюсера студии, но функции остались те же: отбор проектов, работа с худсоветом, работа с авторами, ведение проектов, то есть художественное руководство. Финансами я не занимался. Студия за это время резко пошла вверх по качеству, хотя мы были ограничены в финансировании, но, слава Богу, спасибо и за это. Более 40 призов и дипломов по всему миру. И с этой стороны нареканий нет. Чем это не понравилось новой дирекции, я не знаю.

Кадр из мультфильма «Рождество» Михаила Алдашина

А как думаешь, с чем это связано?


Ну смотри: за три года на СМФ сменилось четыре директора — Николай Маковский, Валерий Бакаев, Андрей Добрунов и теперь Глеб Давыдов. Работе мало способствовало, каждый раз это перетряска всего. Это как если ты сидишь внутри кубика Рубика — и вдруг его начинают крутить.

А много людей работают на студии?


В штате было 60 человек, это очень много. Потому что денег из бюджета студия не получает, это не бюджетное учреждение, хотя это ФГУП. Студия кормится исключительно с доходов, которые приносит «Золотая коллекция Союзмульфильма». Из-за которой все эти годы идут бесконечные дрязги, суды, кого-то ударяют трубой по голове… Руководители исчезали, просто растворялись, буквально все. Потому что — коррупция.

А эта коллекция «Союзмультфильма» кому принадлежит?


Сейчас самой студии. Правда, она благодаря хитроумным манипуляциям была обременена договорами, так что СМФ капала только доля малая, но все равно это было около 100 миллионов рублей в год. Но эти деньги все равно сжирал аппарат. При директоре Маковском закрыли долги, накоплена была какая-то сумма, которая должна была пойти на производство. Напомню историю: в 2011 году наши мастера режиссуры написали письмо Путину. Он поручением председателя правительства (на тот момент) передал СМФ коллекцию, и кроме того студии выделили здание, в которое она должна была переехать (чего было очень трудно добиться). Затем дали деньги на модернизацию, все было по уму, все было дано для того, чтобы студия работала так, как написали эти знаменитые деятели культуры.

Так ты же говоришь, что это не бюджетная история?


Да, то есть студия должна была за счет коллекции постепенно развиваться, чтобы можно было построить такую систему, которая бы продолжала лучшие традиции советской мультипликации, производила высокохудожественное зрительское кино.

И все застопорилось?


Да, после Маковского пришел Бакаев, ненадолго, который перетряхнул студию так, что мы завопили в голос. Его быстренько убрали, пришел Добрунов, его сняли, и опять без конкурса. А разве можно так? Назначили нового, за какие заслуги? Он большой специалист в анимации?

А когда Давыдов пришел, он тебя вызвал и что сказал?


Не так. Когда Добрунова сместили, приехал Давыдов, что-то сказал, но так обтекаемо, что ничего запомнить было нельзя. Вместе с ним вернулся Маковский почему-то, видимо, чтобы как-то разрулить ситуацию, чтобы не было скандала. И с весны, поскольку мне было обещано, что наша работа не будет нарушена, я сидел, хотя был готов покинуть студию. Потому что это не мой человек, я с такими людьми работать не могу. Дальше пошли административные замены, люди стали исчезать. Специалисты, которых мы с трудом набрали, стали увольняться по собственному желанию.

А кто эти люди? Режиссеры?


В студии нет штатных режиссеров. На самом деле их и не должно быть, они могут быть привлечены со стороны. А есть люди, которые занимались бы культурными программами, музеем, наследием, пиаром, юристы и так далее. Было экспериментальное молодежное объединение при студии, оно же курсы СМФ, откуда теперь уволили таких режиссеров, как Алексей Алексеев, Михаил Тумеля, то есть тех, кто занимался обучением — а это честь для студии профессионалов такого уровня иметь! Я потратил много сил, чтобы их привлечь и убедить, что там можно работать. И вот я смотрю, директор никак не участвует в производстве, никак вообще, он позвал каких-то своих людей, которые занимаются какими-то новыми проектами. Меня он полностью проигнорировал. Я не пуп земли, но если у вас есть креативный продюсер — логично с ним советоваться? А вместо этого появлялись какие-то сомнительные личности, какие-то продюсеры со смутным бэкграундом…

Например?


Например некто г-н Писаревский, который пришел на мою должность. Бывший директор Бакаев, от которого избавились, тоже появился в виде зама. Новой дирекции не нужны люди вроде меня, они занимаются сериалами.

Слушай, ты же сделал сериал для Cartoon Network, насколько я понимаю, единственный из российских авторов, кто удостоился такой чести.


Они говорят, что у них какие-то завязки с восточным рынком. Я работал с японцами и корейцами, ты знаешь. Значит, мой опыт не нужен. Вызвали и сказали — у тебя нет административной функции… А кто администрировал все проекты? Фактически художественный руководитель — это и есть продюсер. Я звал всех режиссеров. Худсовет мы собрали очень сильный: Назаров, Норштейн, Петров, Алексеев, Малюкова, Жук. Супер! Что нужно еще? Новые проекты никакого худсовета не проходят. Новое руководство считает, что оно лучше знает, что нужно «Союзмультфильму».

О каких проектах идет речь?


Тайна, покрытая мраком. Что они делают, я понятия не имею.

А сейчас в запуске есть те, кого ты привлекал совместно с худсоветом?


Конечно, анимация — это не быстрое производство. Но уже все, новых проектов не будет, а если будут, я не понимаю, откуда они возьмутся и какие.

А что они собираются делать, по-твоему?


Скорее всего, у них есть какой-то план. Новый директор несколько раз заявлял в разговоре, что он собирается сделать из студии новый «Пиксар». С чего вдруг тут появится новый «Пиксар», я не понимаю. У нас футболисты не умеют играть, мы нормальный автомобиль сделать не можем, а тут, здрасьте вам, — новый «Пиксар»! Как это возможно, я не представляю. Когда я пришел на студию, там было довольно пустынно. Но мы смогли привлечь лучших режиссеров, начать работу. Теперь все, стоп.

А оборудование хоть там есть?


Ну, что-то закупают. Но компьютеры же сами не работают! Где они возьмут кадры? Откуда они возьмут режиссеров? Там есть новый продюсер, надо ему позвонить, спросить. Я не понимаю! У нас были курсы, мы обучали людей. И наша традиция — это авторское кино! Чебурашка и Винни-Пух до сих пор приносят деньги! И новое кино может зарабатывать, если оно будет качественным. И будет вам и искусство, и доход. Но эти люди, как я понимаю, идут по стандартной схеме западного производства: клепание сериалов и, может быть, каких-нибудь полнометражных фильмов. Но дело в том, что любой провальный полный метр разоряет студию на Западе. В России никого не разоряет. Выкинули в корзину, и все. Бокс-офис никак не влияет на будущее студии.

Кадр из мультфильма «Чебурашка»

По-твоему — это такой рейдерский захват студии?


Нет, рейдерский — это когда со стороны захватывают. А тут все санкционировано сверху. В декабре надо отчитаться руководству страны — вот, мол, мы выполнили ваше поручение. Почему надо было выкидывать нас, убогих короткометражников, со студии, выдавливать людей, которые занимаются культурой (а это была высокая культура, СМФ был феноменом российской культуры, и мы пытались этот феномен, так сказать, возродить)? У нас начало получаться, но вот, пожалуйста.

Что ты будешь делать дальше?


Я заранее предполагал сложности и даже невозможность работы. Я рассчитывал проработать год, если не пойдет. Если пойдет хорошо, проработаю пять лет. Мы позовем режиссеров, будем заниматься изданием книг, «Золотой коллекции», план был большой. Музей на ВДНХ. Для этого у студии сейчас есть все необходимое: коллекция, средства, новое здание, то есть недвижимость. Все это перехвачено новой командой. Кстати, в 90-е за недвижимость убивали. Сейчас просто увольняют.

Какие они могут привести аргументы, выдавливая знаменитостей со студии с такой историей, которые и были ее гордостью?


Никаких. Если они что-то создадут гениальное, я первый приду, поклонюсь им в ноги и скажу — ребята, я был не прав.

Кто-то стал штрейкбрехером?


Не знаю. Люди слабы, я не удивлюсь. Резюмируя можно сказать: студии было выдано все, чтобы она развивалась как центр культуры, который будет эталоном. А коммерцией занимаются соответствующие структуры. Причем хорошее кино всегда себя продает. Но сейчас люди загибают оглобли в сторону сериалов. Это ли государственная задача? Зачем им это здание? Я уже не говорю, что сейчас в тренде мысль о том, что Запад нам не указ, тогда при чем тут их модель, зачем нам свой «Пиксар»? «Союзмультфильм» — это совершенно другое. Малыш и Карлсон на открытии выставки Нереальные герои. Художники и персонажи «Союзмультфильма»." src=«https://icdn.lenta.ru/images/2016/10/17/20/20161017202416701/pic_4641c51ecc13084782378c7236fb851a.jpg»>Фото: Евгений Биятов / РИА Новости
Посетительница у стенда с рисунками персонажей мультфильма «Малыш и Карлсон» на открытии выставки «Нереальные герои. Художники и персонажи „Союзмультфильма“».


На каких условиях ты был бы готов работать на СМФ?


Полная диктатура. Диктат вкуса и совести художника. И диктат искусства. Наше особенное кино, о котором даже Папа Римский говорил. А сериалы… Ну Сельянов, которого я очень уважаю, он гениальный продюсер — ну вот пускай такие люди делают, а не какие-то пришлые чиновники, которых никто не знает. Это просто безграмотные и непрофессиональные люди, которые ничего не сделали. Они как в той сказке про барина, который решил стать кузнецом — могут только «пшик» сделать. Только при нормальном директоре я готов работать. Мой учитель Юрий Норштейн. Что он говорит о «Союзмультфильме»: надо создать нормальную творческую атмосферу. Музы молчат, не только когда пушки говорят, но и когда чиновники управляют искусством. Мне все время говорили: корпоративная этика, молчи, не надо мусор из избы выносить. Но этого мусора столько накопилось, что он меня вытеснил, как видите, из избы. Анимация — это творчество. Конечно, это и производство, и коммерция, но нет творчества — ничего нет. Я готов заниматься воспитанием даже охранников, которые не должны рявкать на режиссеров, забывших пропуск. И уж тем более администрация не может снисходительно относиться к авторам, типа мы вам дали возможность творить — будьте благодарны! Кто вы такие, что вы без них? Но я уж лучше буду картины продавать на улице, чем с ними дело иметь. Не должно быть противно работать, руководство должно вызывать уважение, не потому что они начальники, а потому что вникают в нужды художников. Должен быть паритет. Во всем мире так.

СПРАВКА
На студии действовал Художественно-экспертный совет. В его составе режиссеры, сценаристы и критики: председатель — Э. В. Назаров (скончался 11.09.2016), члены совета: Ю. Б. Норштейн, А. К. Петров, Л. Л. Малюкова, В. С. Жук, А. С. Алексеев, С. М. Соколов.

В 2014–2016 годах фильмы студии приняли участие в конкурсных программах 111 фестивалей и получили более сорока наград и дипломов.

Беседовал Игорь Игрицкий

lenta.ru

Поделиться vkfbt@g+ljpermalink

© 2015–2017 Минкульт.инфо. minkult.info@mail.ru