Написать в Минкульт.инфо

Коллективный систематизированный обзор СМИ в помощь Министерству культуры РФ

Выберите регион


Владимир Кехман ушел в декрет, чтобы не уволили?

Добавлено 01 июля 2017

Новосибирский оперный театр

Sobesednik.ru обсудил с Борисом Мездричем историю с уходом в декрет директора Новосибирского театра Владимира Кехмана.

Владимир Кехман, директор Новосибирского оперного театра и худрук Михаловского театра, уже три месяца не появляется на работе — он ушел на три года в декретный отпуск по уходу за ребенком. За каким именно, не уточняется, а вообще у Владимира и Иды Кехман трое детей: Михаил, Марк и Анна.

Новосибирский депутат Наталья Пинус в своем фейсбуке предположила (сославшись на свой источник в театре), что свой декретный отпуск Кехман проводит «то ли в Ницце, то ли в Сен-Тропе». Неплохие места для того, чтобы заняться детьми и оправиться от банкротства, которое бывший «банановый король» перенес дважды: в 2012-м его признал банкротом в личном качестве лондонский суд, а в 2016-м — российский. Банкротство наступило из-за долгов на 18 миллиардов рублей. Также Кехман проходит обвиняемым по делу о мошенничестве в особо крупных размерах.

Владимир Кехман характеризуется как талантливый предприниматель (крупно торговал бананами и держал компанию JFC), интересующийся культурой (сам однажды танцевал на сцене Михайловского театра, руководить которым он был поставлен еще в 2007-м). Он занял пост директора Новосибирского оперного в 2015-м — после того, как оттуда был уволен прежний директор Борис Мездрич в связи с постановкой оперы «Тангейзер» (режиссер Тимофей Кулябин). Оперу сочло непозволительной новосибирское отделение РПЦ, и Кехман, очень преданный православной церкви и имеющий от нее массу орденов, активно поддерживал обструкцию Мездрича.

И вот прошло всего два года, и Кехман предпочел театру отцовские радости. Новосибирской оперой в его отсутствие руководит женщина, которая недавно еще работала в отделе кадров пивоваренной компании. Это после Бориса-то Мездрича?! Аминь. Занавес.

Мы попросили Бориса Мездрича рассказать, что на самом деле кроется за решением Кехмана уйти в декрет. Борис Михайлович призвал нас разделить формальную сторону вопроса и сущностную. С одной стороны, Владимир Кехман, конечно же, имеет полное законное право уйти в декрет — наш закон в смысле ухода за ребенком не делает различия между матерью и отцом.

— Кехман поступил, как позволяет закон, и оформил себе декретный отпуск. Вопрос, кто его будет заменять, — это вопрос учредителя. А учредитель у нас известный министр по фамилии Мединский. Это его прерогатива — выбирать и назначать. Тут возможны разные варианты. Можно назначить и. о. из числа имеющихся замов. Что и сделал Мединский. Назначил и. о. директора театра на период отпуска Кехмана его зама Снежану Любарь, которая как раз работала менеджером по кадрам новосибирского филиала пивной компании «Балтика», а в театре работает только с января. И она уже третий по счету заместитель Кехмана за два года. Могли назначить другого человека, профессионального, по срочному договору на время отпуска, но учредитель решил, пусть будет так.

— Но почему бы Минкультуры не вернуть вас на эту должность? Это было бы и рационально, и логично.

— Но вы же понимаете, почему не назначают? Культурой у нас руководят люди, для которых профессиональная репутация и мнение театрального сообщества ничего не значит. Вы же видите, сколько примеров этому накопилось уже после «Тангейзера»: Манеж, «Иисус Христос — суперзвезда», «Матильда», Серебренников и «Седьмая студия»… Если кто-то еще не понял, что такое руководство в сфере культуры приводит к дискредитации власти, то это зря! Лучше бы это понять пораньше. Как я могу считать нормальной обстановку, если суд по «Тангейзеру» признал отсутствие каких бы то ни было нарушений, а после этого все равноследует увольнение?

— А Кехман собирается возвращаться в театр? И вообще, почему он на самом деле оформил этот декретный отпуск?

— В июле должно пройти еще одно заседание суда, и после этого должно вступить в силу решение о банкротстве Кехмана как физического лица. Но тут есть нюанс: закон принят недавно, и как он будет взаимодействовать с положениями о декретном отпуске — неизвестно, прецедентов нет. По закону о банкротстве Кехман должен уйти с должности директора, Мединский должен его уволить. Но Кехман как отец, сидящий с ребенком, защищен другим законом — о декрете. Лица в отпуске по уходу за детьми — защищаемая категория. Поэтому с должности его не уберут до конца декрета.

— А потом?

— Потом можно родить следующего ребенка. Тем более что за Кехманом висит еще и уголовная статья о мошенничестве. И можно предположить с большой долей вероятности, что он захочет и дальше находиться «под прикрытием».

— Заваруха, однако.

— И в ней интересы Новосибирского театра оперы и балета — абсолютно задвинуты в дальний пыльный угол.

sobesednik.ru

Поделиться vkfbt@g+ljpermalink

© 2015–2017 Минкульт.инфо. minkult.info@mail.ru