Коллективный систематизированный обзор СМИ в помощь Министерству культуры РФ

«Директор оперы посчитал, что я для него буду выглядеть «комично»!»

23 февраля 2019

Варварство, Моветон

Театр им. Джалиля изгнал тенора Хачатура Бадаляна с Шаляпинского фестиваля из-за… маленького роста. Звезды сцены в шоке от такой «евгеники»

"За почти 19 лет моей карьеры во всевозможных театрах России и мира — я такого беспредела не слышал никогда!" — так отреагировал на свое отстранение от выступлений на оперном фесте в Казани титулованный 36-летний тенор Хачатур Бадалян. Эту историю сделало публичной арт-агентство «Премьер», с которым работает певец. На скандал отреагировали многие оперные знаменитости, а сам театр им. Джалиля привычно отмалчивается.

В центре громкого публичного скандала оказалось руководство Татарского государственного академического театра оперы и балета им. Джалиля

«ВЫЯСНИЛОСЬ, ЧТО КОСТЮМЫ НЕ СООТВЕТСТВУЮТ ЗАЯВЛЕННЫМ РАЗМЕРАМ, ОНИ БЫЛИ ЗНАЧИТЕЛЬНО БОЛЬШЕ»


В центре громкого публичного скандала оказалось руководство Татарского государственного академического театра оперы и балета им. Джалиля. Судя по всему, конфликт затмит третью, последнюю, неделю Шаляпинского фестиваля, а также грозит серьезными репутационными издержками и казанской опере, и всей республике как надежному партнеру в реализации культурных проектов.


Вчера вечером на сайте столичного арт-агентства «Премьер», которое ведет дела нескольких десятков известных оперных певцов, появился материал под названием «Ростом не вышел!». В нем рассказывается о ситуации, которая сложилась вокруг одного из клиентов «Премьера», тенора Хачатура Бадаляна. Солист московской «Новой оперы», приглашенный солист Большого и Мариинки, имеющий в послужном списке выступления в таких солидных оперных домах, как парижская Опера Бастий или Театр Ла Фениче в Венеции, изначально смотрелся одним из самых ярких артистов в афише Шаляпинского фестиваля — 2019, которая, прямо скажем, выглядит в целом не слишком звездно. С ним был заключен контракт на четыре выступления в рамках Шаляпинского — это главные мужские партии в спектаклях «Мадам Баттерфляй» (Пинкертон) и «Травиата» (Альфред), а также гала-концерты 22 и 23 февраля, о чем свидетельствует информация на сайте госзакупок.


О том, как развивались события далее, рассказывается в материале «Ростом не вышел!». «20 января 2019 года для подготовки сценических костюмов кастинг-менеджеру Багаутдиновой были отправлены все необходимые мерки артиста, в том числе рост. По прибытии Хачатура Бадаляна 3.02.19 в театр на репетиции выяснилось, что костюмы не соответствуют заявленным размерам, они были значительно больше. По контракту артист прибывает за один день до выступления, поэтому костюмы оперативно подгоняли под размер накануне спектакля. На видеозаписи постановки видно, что костюмы не соответствуют размеру артиста. Выступление Хачатура Бадаляна в опере „Мадам Баттерфляй“ на сцене Татарского театра оперы и балета состоялось 4 февраля и было встречено восторженными откликами прессы. Руководство театра также признало, что выступление прошло на высоком художественном уровне», — указывают в агентстве «Премьер».

Руководством агентства неоднократно были предприняты попытки связаться с Рауфалем Мухаметзяновым для разъяснения сложившейся ситуации, однако директор театра уклонился от разговора

Тем не менее далее события стали разворачиваться неожиданно: «8 февраля 2019 года от кастинг-менеджера театра Анны Багаутдиновой поступил звонок в агентство с сообщением, что театр отменяет запланированные выступления Хачатура Бадаляна по причине маленького роста артиста (1 м 70 см) и намерен расторгнуть государственный контракт. Руководством агентства неоднократно были предприняты попытки связаться с директором театра Рауфалем Мухаметзяновым для разъяснения сложившейся ситуации, однако директор театра уклонился от разговора и, со слов его секретаря, всю ответственность переложил на кастинг-директора Анну Багаутдинову».


«По мнению руководства арт-агентства „Премьер“, а также экспертного музыкального сообщества, заявленная причина расторжения контракта с Хачатуром Бадаляном по физическим данным артиста, с которыми руководство театра было ознакомлено заранее, не соответствует профессиональным критериям оценки работы оперных певцов, нарушает нормы морали, влечет за собой репутационные риски, а также наносит психологическую травму артисту», — резюмируют авторы материала.

Хачатур Бадалян: «За почти 19 лет моей карьеры во всевозможных театрах России и мира — я такого беспредела не слышал никогда!»

«ПУСТЬ ПРИГЛАШАЮТ БЕЗГОЛОСНЫХ МОДЕЛЕЙ И УДОВЛЕТВОРЯЮТ СВОЕ „ЭГО“»


Этот текст также появился на странице «Премьера» в «Фейсбуке», вызвал шквал комментариев, в том числе и от именитых артистов (орфография и пунктуация этих сообщений сохранены — прим. ред.).


Вот что пишет здесь сам Бадалян: «Дорогие друзья! За почти 19 лет моей карьеры во всевозможных театрах России и мира — я такого беспредела не слышал никогда! Меня сняли с Травиаты и с Гала Концертов на Шаляпинском Фестивале после успешного спектакля Баттерфляй! так как директор театра Татарской Оперы посчитал, что ему не подходит мой рост и я для него буду выглядеть „комично“! Я убеждён, что не для того наши деды проливали кровь во Второй Мировой войне против фашизма, чтобы в оперном театре Татарстана устраивали притеснения по принципу „евгеники“! Считаю данный факт возмутительным! Боюсь, что по такому принципу добрая половина самых известных теноров мира (Хосе Каррерас, Никола Мартинуччи, Юсси Бьорлинг, Джузеппе Ди Стефано, Марио дель Монако, Лоуренс Броунли, …) никогда бы не смогли спеть в этом театре!»


36-летнего тенора поддержали многие коллеги. Одна из самых главных российских оперных звезд, Мария Гулегина, была очень эмоциональна: «!!! Я в шоке! Я пела с Луис Лима гениальным аргентинским тенором ростом гораздо меньше. Никола Мартинуччи да и САМ Хосе Каррерас 168, не больше… а Варгас? Вилазон? А мой любимый Нил Шиков? Я старалась даже не подходить близко. Дуэт пели лежа на лестнице и что??? Самый лучший спектакль был! А тут 170!!! сказать что это идиотизм — ничего не сказать. Контракт есть и подписан, тогда хорошего адвоката и разделать под орех всю эту шушеру. Знаю, один раз Ковент Гарден снял Дебби Войт с постановки из- за того что она была слишком округлая и тогда она пошла на резекцию желудка, чтобы похудеть. Но что бы из-за роста 170, что для тенора совсем уж не маленький -это беспредел!»


«Какой идиотизм!!! Что-за бредятина?! Пусть приглашают безголосных моделей и удовлетворяют своё эго. Хачатур — ты украшение любой сцены!!! ТЫ ПРОФЕССИОНАЛ!!! Большое счастье петь с тобой в одном спектакле, на одной сцене!» — это комментарий солистки Мариинского театра Анны Кикнадзе. «Возмутительно! Как и среди певиц (если их можно так назвать) главное ножки, папы и любовники с деньгами, а слушать невозможно. У меня нет слов, куда мы катимся? У Хачатура один из самых красивых голосов не только в России! В опере главное „Голос“, потом все остальное!!!» — таково мнение еще одной оперной дивы, Вероники Джиоевой, которую в Казани хорошо знают по проектам с ГСО РТ Александра Сладковского.

Интересно, что Бадаляна поддержали и те, кто имеет постоянные профессиональные контакты с казанской оперой. Так, один из ведущих лирических теноров Москвы Алексей Татаринцев (на сайте театра им. Джалиля он числится как «приглашенный артист») написал: «Печально, все это. И конечно, возмутительно. Много лет пою в этом театре и такое впервые вижу и слышу. У меня тоже рост не большой. Теперь прям не знаю чего ждать… Хачатур, ты потрясающий певец! Помни об этом! Все тебя любят и поддержат!»


Но, пожалуй, самым неожиданным выглядит комментарий известного питерского оперного режиссера Юрия Александрова: «Хачатур оставайся Гулливером в стране лилипутов!» Зная, как боссы казанской оперы восприимчивы к любым высказываниям в собственный адрес, вряд ли кто-то удивится, если постановщик оперы «Сююмбике» в ближайшее время не будет делать спектакли в Казани.

Но есть и те, кто критикует, в свою очередь, «Премьер» за то, что он сделал происходящее достоянием гласности: дескать, такие истории решаются или кулуарно, или в суде. А главный администратор «Новой оперы» Сергей Савостьянов назвал арт-агентство идиотами.


«ПОДОБНОЕ НЕ ДОЛЖНО ПОВТОРИТЬСЯ»


Если судить по содержанию типового контракта, который ТГАТОиБ им. Джалиля заключил с арт-агентством «Премьер» о выступлениях тенора Бадаляна, заказчик имел право разорвать соглашение: «Заказчик вправе: отказаться от исполнения настоящего контракта в любое время до подписания акта сдачи-приемки исполнения (этапа) обязательств, уплатив исполнителю часть установленной цены пропорционально части оказанных услуг, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения контракта». Однако репутационные потери казанской оперы невозможно посчитать, понятно, что теперь артисты и агенты будут осторожнее относиться к театру, где могут выгонять титулованных певцов под таким странным предлогом.


Генеральный менеджер «Премьера» Ирина Комарова в разговоре с «БИЗНЕС Online» отказалась говорить о дальнейших планах своей компании в отношении ситуации с Бадаляном: «В настоящий момент мы следим за развитием ситуации. Наши дальнейшие действия будут исключительно в рамках закона и зависят от действий и решений театра».


Пикантности ситуации добавляет и тот факт, что с казанской оперой сотрудничают и другие клиенты «Премьера», например тот же Татаринцев или один из столпов театра, бас Михаил Казаков. «Мы очень надеемся, что данная ситуация никак не скажется на отношениях с другими артистами. И вообще, подобное не должно повториться. К счастью, мы никогда не сталкивались с подобными ситуациями в нашей работе. Хотелось бы верить, что и в будущем такого не произойдет, но мы всегда будем отстаивать интересы наших артистов», — говорит Комарова.

Откровенно говоря, претензии к росту певца выглядят надуманными. Шаляпинский всегда позиционировал себя именно как «фестиваль голосов», поэтому и солисты приезжают сюда буквально за день до выступления. Ни о какой серьезной сценической химии и яркой драматургии говорить не приходится. Главное — качественные голоса, способные показать себя в предлагаемых обстоятельствах. Бадалян же пел Альфреда в «Травиате», к примеру, на Фестивале Пуччини в Торре дель Лаго, в Дойче Опер Берлин и в Национальном Большом Театре Варшавы. Теперь его в казанской «Травиате» 20 февраля заменит молодой Илья Селиванов из Большого театра, чья европейская карьера только начинается. Наши собеседники из оперного мира говорят, что если он в чем-то и превосходит Бадаляна, то только в росте.


Что касается позиции театра им. Джалиля, то мы обратились за комментарием к пресс-секретарю Елене Остроумовой и завлиту Жанне Мельниковой, но не получили ответной реакции.


«КСТАТИ, НА ЗАПАДЕ ЗА ТАКУЮ ПРИЧИНУ ИХ ЗАСУДИЛИ БЫ»


Эксперты «БИЗНЕС Online» оценивают сложившуюся ситуацию.


Вадим Журавлев музыкальный критик, автор YouTube-канала «Сумерки богов»:


— Тот тип фальшивого реалистического театра, который проповедует казанская опера, никогда не обращал внимание на рост и вес артистов. Вспомним корпулентную Кабалье или коротышку Джильи! Как отбирали артиста, если не знали, что он маленького роста? По биографии? Это абсурд, дайте ему каблуки — и вперед на сцену. Театр хотят окончательно превратить в гламурный продукт, закачать в него максимум вампучного ботокса… Вот он и трещит по швам. Кстати, на Западе за такую причину их засудили бы. Там это приравняли бы к заявлению о том, что он армянин, например. Типичный случай дискриминации!


Нияз Игламов — театральный критик:


— Я ни разу не слышал, чтобы с актером расторгали контракт по причине его низкорослости. Внешние данные, конечно, важны, но, если имеешь дело с оперным искусством, главной составляющей которого выступает вокальное исполнение, придирки к росту видятся мне по меньшей степени странно. Если к пению вопросов нет, то театр в своем арсенале имеет кучу средств для решения проблемы роста: и специальная обувь, и расположение певца на возвышении, и диагональные мизансцены, и куча всего еще. Театр всегда сумеет обмануть зрителя, а последний всегда рад обманываться — в этом суть театра. Словом, ни на минуту в официальную версию поверить не могу. Здесь надо искать иные причины. Рост — повод. Жаль, что все это попало (а нынче все туда попадает) в интернет и нанесло урон репутации театра. Но ничего — скоро нам интернет отрубят, можно будет не задумываться о таких пустяках, как имидж.


«БИЗНЕС Online» будет следить за развитием этого скандала.


Айрат Нигматуллин


business-gazeta.ru

93 просмотра

Authorization