Коллективный систематизированный обзор СМИ в помощь Министерству культуры РФ

Дирижер Владимир Юровский назвал репертуарную политику Большого театра порочной

23 марта 2012

Художественный руководитель Государственного академического симфонического оркестра им. Светланова Владимир Юровский, дирижировавший оперой «Руслан и Людмила» Глинки, ставшей первой постановкой на главной сцене Большого театра после реконструкции, в пятницу на встрече с журналистами назвал нынешнюю репертуарную политику театра порочной и отметил, что планов работы с ГАБТ у него нет.

© РИА Новости. Руслан Кривобок
Художественный руководитель Государственного академического симфонического оркестра им. Светланова Владимир Юровский, дирижировавший оперой «Руслан и Людмила» Глинки, ставшей первой постановкой на главной сцене Большого театра после реконструкции, в пятницу на встрече с журналистами назвал нынешнюю репертуарную политику театра порочной и отметил, что планов работы с ГАБТ у него нет.

Оперой «Руслан и Людмила», которую публика и критика встретили неоднозначно, Юровский только в ноябре дирижировал шесть раз — ее после открытия давали в нескольких составах практически без перерыва.

«Я считаю, что та репертуарная политика, которую сейчас ведет Большой театр — порочна. Это не репертуар, каким он существовал в советские годы, но и не stagione, а симулякр какой-то. Потому что stagione — это когда приезжает одна команда, сидит с режиссером, дирижером и творческой группой в течение шести недель, выпускает спектакль и играет его в течение, скажем, двух-трех недель, чтобы между спектаклями были нормальные перерывы по два дня, а в таком случае как „Руслан“, и три дня мало», — сказал Юровский.

Он считает, что «так работать нельзя». По мнению дирижера, артистам необходим перерыв — «тогда музыканты приходят отдохнувшими, и даже если оркестр играет что-то параллельно, у них не занята голова в течение четырех дней одной музыкой — от этого можно сказиться».

«А на вопрос: почему так происходит, ответ простой — потому что так удобно ХПЧ (художественно-постановочная часть), которая в театре заправляет всем. Декорации не надо разбирать, вот и все. Я считаю, что это компрометирует творческий уровень спектаклей. Я попробовал так один раз, потому что меня поставили в такие условия, так как это было торжественное открытие исторической сцены Большого, и мне это не подошло», — признался Юровский.

По словам дирижера, ему в этой ситуации жаль спектакль «Руслан и Людмила», который повторился с его участием на сцене Большого театра в начале нынешнего года — 16 и 17 февраля.

«Во второй раз уже было видно, что он, отлежавшись, показал свои положительные стороны, которых не было видно в прошлый раз. Я еще тогда говорил, что продукт был недопеченный. В феврале уже было лучше. И было бы еще лучше, если бы мы работали в один состав, а четыре спектакля были бы сыграны не подряд, а в десять дней, к примеру. Но таких планов в Большом театре нет, поэтому и у меня планов в этом отношении нет», — рассказал он.

Дирижер рассказал, что сотрудничество с Большим театром у него не запланировано на несколько лет вперед: «Может быть, спектакль и будет жить, но уже без меня, потому что на ближайшее время у меня нет ни одной свободной даты в календаре».

Кроме того, он отметил, что акустика стала хуже.

«Еще на открытии в ноябре было иначе, а вот в феврале со сцены пошло какое-то „мыло“. Возможно, так и есть, а мое впечатление от открытия связано с тем, что мы на открытии пользовались в качестве эксперимента ромбовидными акустическими корректорами, которые изготовила ученый-акустик Светлана Седышева. Подозреваю, что это самое „мыло“ связано с тем, что их просто покрали. Я самолично прикреплял эти корректоры в яме, но теперь и следа их там не осталось», — заключил Юровский.

Дирижер стал не первым, кто высказался негативно об итогах реконструкции Большого театра. Накануне открытия основной сцены артист балета Николая Цискаридзе раскритиковал обновленное историческое здание. Он, в частности, говорил, что в фойе вместо дубового паркета сделали скользкое венецианское покрытие, в коридорах вместо деревянных полов положили кафель, и перед выходом на сцену артисту балета невозможно погреться, а в новых репетиционных залах «нельзя поднять балерину, потому что она будет биться головой о потолок». На торжественное открытие его не позвали, а вскоре руководство ГАБТа и вовсе собралось расторгнуть с Цискаридзе договор о работе репетитором, но после поднявшейся в прессе шумихи передумало.

Вместе с тем, еще в ноябре Цискаридзе, после перехода премьера Ивана Васильева и примы-балерины Натальи Осиповой в Михайловский театр, прогнозировал отток кадров из Большого, что, по его мнению, свидетельствует о проблемах в театре, в том числе и творческих.

Открытие главной сцены Большого театра состоялось 28 октября прошлого года. Театр закрылся на ремонт в 2005 году. За этот срок был укреплен фундамент здания, увеличена до 80 тысяч квадратных метров площадь театра, сцена стала размером с шестиэтажный дом, притом полностью компьютеризированный. Были проведены работы с акустикой, для которой были привлечены лучшие специалисты в это области. Реставраторы поработали над интерьерами XIX века: восстановили закрашенные ранее росписи Белого фойе, а Круглому залу и Императорскому фойе были возвращены люстры и вензеля Николая Романова, гобелены и обивка стен из жаккардовых тканей. Позолотой интерьеров в течение года занимались 156 специалистов со всей России, потратив около 4,5 кг золота на 981 квадратный метр покрытия. Реконструкция всего комплекса Большого театра обошлась государству в 35,4 миллиарда рублей.

ria.ru
149 просмотров

Authorization