Коллективный систематизированный обзор СМИ в помощь Министерству культуры РФ

Филармония или костел? Вятские католики борются за возвращение храма

23 апреля 2018

Вятская филармония

Уже 17 лет глава католической общины Кировской области отец Григорий Зволиньский ведет борьбу за возвращение верующим католического храма в центре Кирова. Храм Пресвятого Сердца Иисуса был построен в 1903 году в Вятке на средства ссыльных поляков в честь императора Александра III. В пасхальные дни отец Григорий Зволиньский объявил о начале 30-дневного поста на хлебе и воде и неустанной молитве за возвращение храма.

После революции католический приход в Кирове закрыли, католиков обвинили в шпионаже, активистов расстреляли. Их могилы до сих пор неизвестны. Александровский костел передали Ветеринарному институту, потом в здании размещалось студенческое общежитие, а в 80-е годы XX века здесь работало спецподразделение КГБ, глушившее Радио Свобода и другие «вражеские голоса». Вместо крестов купола храма украшали антенны радиостанции, передающей «белый шум».

С 1993 года в костеле располагается «Зал органной и камерной музыки», а католикам разрешено служить здесь мессу за 1000 рублей в час по церковным праздникам. На все прошения передать религиозное имущество законному владельцу кировские власти отвечают отказом. Сейчас страсти по Сердцу Иисуса накалились в очередной раз.

Григорий Зволиньский
Жизнь как в детективном сериале

В пасхальные дни глава католической общины Кировской области
отец Григорий Зволиньский неожиданно объявил о начале 30-дневного поста на хлебе и воде и неустанной молитве за возвращение храма Пресвятого Сердца Иисуса. 5 апреля 2018 года о. Григорий получил пятый официальный отказ вернуть костел католикам от министерства государственного имущества по Кировской области.

«По результатам рассмотрения Вашего заявления о передаче в безвозмездное пользование религиозной организации ряда помещений, являющихся государственным имуществом, сообщаем следующее. В соответствии с пунктом 2 статьи 609, пунктом 3 статьи 689 Гражданского Кодекса Р Ф договоры безвозмездного пользования помещениями, находящимися в объекте культурного наследия, подлежат регистрации. При этом государственная регистрация в отношении помещений: лист, А, подвал № 1, первый этаж № 1−4, антр -№ 1−2 общей площадью 212 квадратных метров в здании по адресу: г. Киров, Дерендяева, д. 46, являющимися объектом культурного наследия (памятником истории и культуры) народов РФ регионального значения „Александровский костел“, невозможна без постановки указанных помещений на кадастровый учет как самостоятельных помещений».

Если перевести этот витиеватый документ с бюрократического языка на русский, то можно понять: в Александровском костеле после реконструкции появились дополнительный вход, отдел касс и кладовка. Но так как в историческом здании этих помещений не было, следовательно, католики на них никакого права не имеют. Однако вернуть храм Пресвятого Сердца Иисуса без кладовки решительно невозможно…

— В ответ на такое издевательство местной власти я начинаю вместе с прихожанами 30-дневный пост на хлебе и воде и чтение Розария — молитвы Деве Марии за возвращение костела! Пятый отказ власти — это как пять ран на теле Христа! — говорит католический священник в маленьком зале молельного дома на улице Деповской.

Мы встречаемся после службы, на которую пришли два католика и один корреспондент. Улица Деповская находится в одном из самых неблагополучных и криминальных районов Кирова. Католический приход окружен «цыганскими баронами», притонами и трущобами. Неоднократно Григория Зволиньского пытались ограбить и даже убить. С некоторых пор католический приход окружает высокий забор, защищают система видеонаблюдения и три собаки. Но больше всего о. Григорий надеется на помощь Божью. Служба в маленьком зале проходит почти ежедневно, но вместо алтаря — тесное пространство за столом с белой скатертью, а вместо настоящего органа — цифровой клавесин. Среди прихожан в основном потомки польских ссыльных, немецких военнопленных и других бывших узников Вятлага, а также иностранцы — студенты Вятского политехнического университета из развивающихся стран.

— В Россию я приехал по собственному желанию — рассказывает польский священник. — Епископ Кондрусевич мне сказал: «Поедешь в Киров, это недалеко от Москвы…» Потом я узнал, что Киров в тысяче километров от Москвы! Когда я приехал в 2002 году, меня встретили старушки-католички, которые всего на свете боялись. Они говорили мне со слезами на глазах: «Отец Григорий! Вы приехали! Мы ждали священника 50 лет! Но вы будьте, пожалуйста, осторожны, за вами будет следить КГБ!»

— Следили?

— И сейчас следят. У меня есть «ангел-хранитель», который обо мне собирает информацию. Телефон прослушивают, компьютер просматривают. На «беседы» вызывают, предлагают сотрудничество. Сейчас, когда мы говорим, может быть, тоже записывают. Но я к этому привык, стараюсь не обращать внимания. Живу в России словно в детективном сериале…

— Какие у вас были первые впечатления от России?

— Впечатления ужасные, — признается о. Григорий. — Когда я приехал первый раз в Киров, мороз был -38 градусов, очень много снега и меня сразу ограбили. И я сразу научился не доверять людям. Но потом понял, что в России, как везде, есть плохие люди, но есть и хорошие. Например, когда я организовал «Дом одинокой матери», местный предприниматель, выделил мне значительную сумму денег. А когда я поблагодарил его, он сказал: «Это я должен благодарить вас, что я могу помочь!»

Дом одинокой матери

Уже почти 10 лет в Кирове существует католический центр «Вифлеем на Вятке» или «Дом одинокой матери». За это время прибежище в центре нашли около 80 молодых женщин. Как правило, это были «маленькие мамы»: школьницы старших классов или студентки, которые остались совершенно одни в «интересном положении». Их бросил молодой человек, отказалась семья, не было денег, жилья, профессии. Многие скрывали свою беременность до последнего, а потом рожали тайно и подбрасывали ребенка. Специально для таких о. Григорий открыл при центре «окно жизни» — устройство, в котором одинокая мама могла оставить младенца безопасно для его жизни. «Окно» просуществовало четыре дня, а потом было закрыто по требованию прокуратуры. Представители вятской епархии РПЦ тоже высказалась против католической инициативы.

Детали Александровского костела в Кирове
— Как у вас складываются отношения с РПЦ?

— По-разному за эти годы. Владыка Вятский и Слободской Хрисанф относился ко мне очень хорошо, почти как к собственному внуку. Один раз он сделал мне чудесный пасхальный подарок: договорился с властями, чтобы католикам разрешили служить на Пасху в Александровском костеле. Православный владыка просил неверующего губернатора, чтобы католикам позволили служить! Это было настоящее чудо! А вот митрополит Марк, который сейчас возглавляет Вятскую епархию, так и не нашел времени для встречи…

— Вы можете сказать, что отношения с властями за последние годы ухудшились?

— К сожалению, да. Но политических заявлений я делать не буду. Я священник, а не политик, мое оружие — молитва. Я призвал людей молиться за возвращение храма. Разместил информацию в социальных сетях. Многие откликнулись: в Москве, Санкт-Петербурге, Омске, Нижнем Новгороде. В Европе: Польше, Норвегии, Финляндии. Даже один католик из Саудовской Аравии написал мне. Сейчас за храм молится около 50 человек в разных странах.

— Отец Григорий, а если власти все-таки вернут Александровский костел католикам, разрешите ли вы проводить там концерты органной музыки?

— По закону государство должно освободить помещение, — непреклонно отвечает священник, — костел создан не для концертов, а для богослужений, для прославления Бога.

— Но ведь в Польше в католических храмах концерты разрешены?

— Да, концерты разрешены. И мы не против Баха и Моцарта, но как мы сейчас платим Вятской филармонии деньги за мессу, так и они будут нам платить за свои концерты, а мы им будем время выделять. Мы не против совмещать, только давайте поменяемся местами!

— Отец Григорий, многие задаются вопросом, а зачем вам в принципе вся эта борьба за костел? Молиться католикам сейчас разрешают, пусть и за деньги. Но 1000 рублей в час за мессу — это по-божески… Стоит ли голодать?

— А давайте зададим вопрос: воровать — это хорошо или плохо? Большинство скажет: плохо! Но почему, если кто-то украдет кошелек — он вор и преступник, должен сидеть в тюрьме, а если целый костел украли, никто не виноват? Если государство украло церковь, то пусть вернет, а мы будем за это молиться!

— А если молитва не поможет?

— Буду обращаться в суд. Вятские юристы обещали помочь.

Вятский юрист и правозащитник Ян Чеботарев не может скрыть своего возмущения, комментируя последний ответ от кировского министерства имущественных отношений.

— Правительство отказывает религиозной организации вернуть имущество на том основании, что в костеле проходила реконструкция. И после реконструкции появились помещения, не имеющие прямого религиозного назначения: какие-то кладовочки, гардеробчик, подземный переходик, отдел касс. На мой взгляд, это чистое лукавство. В соответствии со ст. 5 Федерального закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения» предусмотрено, что если в культурном комплексе существуют как объекты религиозного назначения, так и вспомогательные объекты, то религиозная организация в праве рассчитывать на получение всего этого культурного комплекса. То есть, если в храме есть какая-то кладовочка, которая не используется для моления, все равно храм должен быть возвращен верующим. Я знаю массу примеров, когда объекты РПЦ, изъятые у нее во время революции, возвращались, несмотря на все перестройки.

— Скажите, пожалуйста, имеет ли значение, какая именно религиозная организация требует возвращения имущества: католики или православные?

— Любая религиозная организация, вне зависимости от конфессиональной принадлежности: католики, православные, старообрядцы, огнепоклонники, иудеи, язычники, адвентисты седьмого дня вправе требовать возвращения любого религиозного имущества, захваченного у них и находящегося в собственности государства. Причем кто первый потребует, тому и передадут.

— Как вы думаете, какие перспективы этого дела в суде?

— Размышлять о перспективах дела в российском суде — вещь неблагодарная. Однако как юрист я думаю, что перспективы неплохие. По российским законам Римско-Католическая церковь имеет все права на возвращение Александровского костела в городе Кирове. Конечно, в этом деле неплохо бы достигнуть компромиссного решения, но по опыту знаю, что компромиссы достигаются именно тогда, когда дело доходит до суда.

На птичьих правах

После начала поста о. Григория Зволиньского на сайте Change.org появилась петиция с требованием передать костел вятским католикам.

«…около 100 потомков ссыльных поляков, на чьи деньги построен Александровский собор в 1903 году, не могут свободно посещать этот храм, только по согласованию с филармонией. Католики в католическом храме находятся на птичьих правах. А это тоже наши граждане. В то время когда Исаковский собор передан РПЦ. Почему интересы одной конфессии наше государство защищает, а другой конфессии нет?» — спрашивает автор петиции Юлия Линник.

Священник Вятской епархии, глава миссионерского отдела о. Андрей Лебедев отвечает на этот вопрос так:

Группа польских священников (архивное фото)
— Не только Римско-Католическая церковь, но и РПЦ тоже испытывает трудности с передачей имущества, захваченного во время большевистского переворота 1917 года, — считает о. Андрей. — Комплекс зданий Преображенского девичьего монастыря, где я служу, передается уже 20 лет. За некоторые свои объекты РПЦ пришлось судиться, другие так и не удалось вернуть. Даже само историческое имя «Вятка» до сих пор не возвращено губернскому центру, который в 1934 году переименовали в Киров. Но я считаю, что объявить на весь мир пост за костел, который многие называют голодовкой, — это такое демонстративное действие, которое не приведет ни к каким благим результатам. Конечно, это действие вызовет шум, информационную волну, но пока стороны конфликта не сядут за стол переговоров, вопрос не сдвинется с места.

Заинтересованной стороной в конфликте является Вятская филармония. Именно заботой об органном зале Вятской филармонии власти объясняют невозможность вернуть костел католикам. Солист органного зала Илья Ризаев считает, что другого концертного зала в городе не будет:

— Вы знаете, мне кажется, что в условиях современного экономического кризиса передача костела католикам — это вопрос неактуальный. Александровский костел посещают около 20 тысяч зрителей в год, приезжают музыканты из Европы, Америки, Азии. Орган работы немецкого мастера Герда Майера, звучащий в старинном здании с его особой акустикой создают совершенно уникальный эффект, удивительное звучание. Стоит ли жертвовать музыкой ради религии? Откуда возьмутся средства для строительства нового концертного зала, чтобы перенести туда орган? Может быть, лучше выделить другое достойное помещение для такой уважаемой конфессии, как Римско-Католическая церковь?

В 2012 году правительство Никиты Белых предлагало вятскому католическому приходу несколько земельных участков в Кировской области. Однако все варианты пришлось отвергнуть: в одном месте стоял гараж и мешал строительству, в другом проходила теплотрасса, в третьем по соседству была православная часовня и Вятская епархия отказалась одобрить возведение инославного храма. А с тех пор, как Никита Белых арестован, никто уже ничего католикам не предлагает, предпочитая их просто не замечать.

Екатерина Лушникова
www.svoboda.org
116 просмотров

Authorization