Коллективный систематизированный обзор СМИ в помощь Министерству культуры РФ

Музей или филармония?

17 октября 2018

Мариинский театр, Филармония РСО-Алании

Музыканты Северо-Осетинской государственной филармонии, оставшиеся без здания после того, как оно стало филиалом Мариинского театра, уже почти год репетируют в Музее осетинской литературы.


Год назад и музыкантов, и музейщиков просто поставили перед фактом: они теперь соседи.


«О том, что филармония станет филиалом Мариинского театра, я не знал до последнего момента, вплоть до открытия отреставрированного здания, — утверждает директор филармонии Ацамаз Макоев. — Со мной и с коллективом филармонии эту тему никто не обсуждал, видимо, это было закулисное решение. Мне до сих пор непонятно, почему это делалось тайно».


Люди приняли это как данность, однако такое соседство их не особо устраивает.


«Здесь нет акустики, здесь вообще нет никаких условий, — рассказал „Кавказ.Реалии“ один из музыкантов. — Мы понимаем, что мы мешаем и чувствуем себя как в гостях».


Здание музея начали ремонтировать в 2015 году. Тогда ему выделили 10 миллионов рублей. Музей, построенный в начале двадцатого века, последний раз капитально ремонтировали еще до перестройки. Поэтому, разумеется, этих денег не хватило. Но новые он так и не получил.


«Даже то, что сделано, имеет множество дефектов, — рассказывает „Кавказ.Реалии“ директор музея Мишурхан Томаева. — Был составлен дефектный акт. Нужно менять все окна в подвале. Плюс продолжается сырость из-за неправильной гидроизоляции. Мы совершенно не можем пользоваться подвалами. А наши фонды негде хранить. Кроме того, мы не можем принять новые экспонаты».


Музей осетинской литературы является филиалом Национального музея. Тот сейчас реставрируют по федеральной программе. В следующем году работы должны быть закончены. Однако филиалы в программу не попали.


«Что я могу сделать, если у меня ни рубля нет? — восклицает директор Национального музея Валерий Кубалов. — Это минкульт должен выделять. А деньги на реконструкцию Нацмузея вообще выделены не нам, а Минстрою».


Пару недель назад Томаева пожаловалась владельцу крупного магазина электротоваров, что музею нужны лампочки. Тот рассказал об этом в социальных сетях, после чего всем стало известно, что музей испытывает настолько сильные материальные затруднения.


«Я просила с начала года пять стульев и два обогревателя, — рассказывает Томаева. — Однако ответ всегда один: нет денег. Спасибо одному из магазинов: я к ним обратилась, и нам дали три обогревателя. Теперь у нас зимой будет хотя бы тепло».


Кубалов же парирует, что на текущие хозяйственные нужды деньги музею выделяются регулярно, однако сотрудники разбирают это все по домам.


«У меня вопрос к сотрудникам музея: а что вы сделали за этот период? — говорит Кубалов. — Нет денег на продолжение ремонта, но можно же хотя бы ленту строительную снять? Почему я должен делать это сам спустя три года?».


В итоге в разрушающемся здании продолжаются и репетиции музыкантов филармонии, и мероприятия музея, имеющего, между прочим, в своих фондах рукописи всех основных авторов осетинской литературы — Коста Хетагурова, Елбыздыко Бритаева, Сека Гадиева, Арсена Коцоева.


Под классическую музыку знакомиться с литературой намного приятнее. Но гибрид филармонии и музея — уникальный прецедент. Как говорится, денег нет, но вы держитесь. Пока они держатся.


www.kavkazr.com

21 просмотр

Authorization