Коллективный систематизированный обзор СМИ в помощь Министерству культуры РФ

«Надеюсь, что у меня что-то получится…»

3 февраля 2019

Михаил Щербаков, Самарская филармония, Кадры, Минкульт Самарской области

Повышение Михаила Щербакова до худрука Самарской филармонии в вопросах и ответах

Дирижёр брежневского типа, как его называют старожилы губернской культуры, Михаил Щербаков вот уже 28-ой год руководит оркестром Самарской филармонии и, кажется, готов (или даже планирует?) умереть за пультом. Щербаков — пенсионер, ему 68 лет, и последние 12 лет оркестр под его руководством «варится в собственном соку» и никуда не выезжает. Около половины коллектива, в том числе концертмейстеры и заслуженные артисты России, открыто выступает против засидевшегося «маэстро», но врио министра культуры региона Сергей Филиппов повышает в должности г-на Щербакова вместо того, чтобы вдохнуть новую жизнь в одно из ключевых учреждений культуры и дать, наконец, отдохнуть засидевшемуся на одном месте дирижеру.


На прошлой неделе врио министра культуры Сергей Филиппов предстал перед музыкантами Самарской филармонии. Там он сообщил музыкантам, что Михаил Щербаков, отставки которого они требуют последние годы, теперь не просто главный дирижер, а художественный руководитель всей филармонии.


Несмотря на то, что чиновник был категорически против присутствия прессы, в распоряжении «Засекина» попала запись беседы министра с протестующими музыкантами.


Сергей Филиппов явно хорошо подготовился к выступлению: формат общения «вопрос-ответ» продлился почти два часа. Отпускать г-на Филиппова не хотели до последнего, а на вопросы врио министра отвечал как истинный дипломат: неконкретно и максимально уклончиво.

ПЕРСПЕКТИВЫ И ПЕНСИОНЕРЫ, КОТОРЫЕ НЕ СТАРЕЮТ

Первый вопрос касался потенциала новоиспеченного художественного руководителя. Коллектив уже более десяти лет не был в гастролях, они никем не инициировалась, а музыканты должны были сидеть за инструментами, а не бегать с бумажками и выискивать себе творческие командировки.


По поводу потенциала Сергей Филиппов пояснил: когда Михаил Щербаков только приехал, были и фестивали, и гастроли, им инициированные. Однако в последнее десятилетие, действительно, у артистов действительно нет никаких гастролей и фестивалей.


— От Михаила Александровича я все время слышал о проведении гастролей, на уровне филармонии не удалось решить этот вопрос, не буду говорить, по каким причинам. В том числе и отсутствие финансовых ресурсов. Сегодня мы рассчитываем, что финансовая поддержка появится. Вопрос обсуждался с губернатором. Пока денежное вложение должно происходить за счет средств министерства. Мы думаем, что эмоциональность Щербакова в этом плане нам поможет, — заявил временный министр.

Следующий вопрос последовал от без двух недель «музыканта-пенсионера». Он пояснил, что в других городах проводят серьезную аттестацию и по возможности стараются выделять какие-то деньги, приглашать и привозить музыкантов, поэтому там играют не только старики. Никто не хочет работать в филармонии, где платят 27 тысяч, когда в Тюмени на той же должности можно получать 50−70 тысяч.


— Старение музыкантов — это проблема не только Самарской губернии. В конце концов, в музыкальной среде старение — понятие относительное, — отметил Филиппов. — Пока человек может, и уровень его мастерства позволяет. Это не критическая мера, и не нужно ставить вопрос об уходе. Но то, что нет молодого пополнения — это проблема. Почти отсутствует высшее музыкальное образование, у нас, по сути, имеется только институт культуры. Сегодня действительно у института большие проблемы с сохранением специальности, — признал чиновник.

РЕШИЛИ БЕЗ КОНКУРСА

Далее поступил вопрос о транспортной доступности филармонии. Зал тысячный, и он не наполняется полностью. Музыканты говорят, что им трудно играть, когда зал полупустой.


В ответ г-н Филиппов напомнил о том, что благодаря личному вмешательству губернатора (который пришел на концерт и, вероятно, сам столкнулся с проблемой) возле филармонии специально поменяли дорожные знаки, мешавшие парковке. Также чиновник заявил, что наполняемость зала — вопрос «продвижения» филармонии. Симптоматично, что простая логическая связь между низкой наполняемостью зала и засидевшимся главным дирижёром, который уже почти не интересен публике, г-ну Филиппову будто не приходит в голову…


Среди вопросов проскользнул и тот, который, пожалуй, больше других интересовал всех присутствующих:


— Вы говорите об огромной работе и ответственности худрука. Если действительно это так, то почему не объявить конкурс на эту должность, почему не попросить представить проекты? Чтобы действительно, как говорит Дмитрий Азаров, сделать прорыв в культуре. Нельзя ли подумать на эту тему? О конкурсной основе. Чтобы в оркестре попасть на 5−6 пульт, у нас люди серьезный отбор проходят… — отметил один из музыкантов.

Однако, из ответа Сергея Филиппова последовало, что Михаил Щербаков — человек в своем роде единственный и совершенно незаменимый. А даже если это не так, то устраивать соревнования бессменного дирижера с другими музыкантами «нет времени». Куда спешит временный министр — осталось загадкой.


— Открытый конкурс практикуется. Если проводить аналогию, как конкурсы проводятся в оркестр, то далеко не на все пульты можно эти конкурсы организовать. Например, мы пытались проводить конкурс на худрука Волжского хора. Ставка до сих пор вакантна. А вы уверены, что на эту должность приедут звезды? […] Мы готовы предоставить оркестр с музыкантами высочайшего уровня? Если мы готовы говорить об этом, то открытый конкурс — идея, безусловно, хорошая. Но не дай бог возникнет ситуация, когда худрук не справится с обязанностями, тогда, может, и проведем конкурс. На данном этапе у нас нет времени на проведение открытого конкурса, — пояснил врио.

ГДЕ ДЕНЬГИ, ФИЛИППОВ?

Вторым по важности вопросом стала заработная плата музыкантов. Сейчас она равна 27 тысячам в месяц. Для примера, музыканты рассказали, что в коллективах Екатеринбурга выплаты в среднем составляют 97 тысяч рублей. В связи с этим у людей возник закономерный вопрос: «где деньги?»


— Симфонический оркестр — это большая система. У нас заработанные деньги на всех распределяются. Посмотрите количество концертов в Екатеринбурге и у нас. У них больше. Там музыканты фактически в самолетах живут. Там нагрузка больше, там люди на износ работают, — заявил врио министра, по сути, сам вспомнивший двенадцатилетнее отсутствие гастролей.

Однако музыканты возразили, что даже в Ульяновске их коллеги зарабатывают больше. Но г-н Филиппов парировал глубокой министерской мудростью: «хорошо там, где нас нет», а в том, что у музыкантов соседнего региона денег больше, «виноват губернатор». И не самарский.


— Там Морозов принял решение повысить работы, давайте посмотрим по итогам 2019-ого года, какой уровень зарплат там будет. И потом обсудим. При нынешнем бюджете тяжело увеличить оплату труда, но мы рассматриваем этот вариант. За счет чего мы должны поднять зарплату? У кого забрать? — риторически вопрошал чиновник.

ЗА 28 ЛЕТ НЕ СМОГ — НЕ СМОЖЕТ И ТЕПЕРЬ

Музыканты, тем не менее, продолжали попытки разобраться, как можно было назначать художественным руководителем человека, который за 28 лет так и не смог вывести коллектив на федеральный уровень, хотя находился на должности главного дирижера. Кто теперь будет дирижировать?


Ответ последовал обтекаемый (было заметно, что Филиппов не хотел отвечать): «у министерства нет ни времени, ни денег на другого художественного руководителя».


— Мы пригласим на постоянную позицию нового дирижёра. Вопрос, безусловно, стоит, в определенной части он справедлив. Возможность для оркестра попробовать себя, самое главное — выбор кандидатур. Чтобы это были перспективные дирижёры. Задача такая будет стоять перед худруком. Мы не будем говорить, что один навсегда должен быть, нужно развиваться. Но для этого повышение уровня музыкантов должно быть тоже. У нас нет времени нанимать кого-то другого, нам нужно выполнить план. На конкурсной основе мы будем год выбирать нового руководителя. А будет ли он работать на свою зарплату? — рассуждал Филиппов.

ПРИВЕТСТВЕННО-ПРОЩАЛЬНАЯ РЕЧЬ

Заключительный вопрос касался реформ, которые могут произойти после превращения бессменного дирижёра в (вероятно, тоже бессменного) художественного руководителя филармонии. Участники камерного оркестра говорят о том, что Щербаков не раз высказывался о том, что его не устраивает работа камерного оркестра. Но ведь и он приносит определенный доход культурному заведению.


— Я категорически против его уничтожения. У камерного оркестра есть своя ниша, в том числе зрительская. Мы обсуждали с Щербаковым вопрос камерного оркестра и вопрос стоял не так, как вы его озвучили. Он не любит противопоставление камерного оркестра и классического, он не хочет его расформировывать, — заверил присутствовавших Сергей Филиппов.

В конце слово дали новому художественному руководителю. Михаил Щербаков высказал свои надежды, а также предложил всем недовольным прийти в его кабинет.


— Хочу пожелать добра, счастья и других благ. Приношу свою благодарность минкульту. Надеюсь, что у меня что-то получится, можно сказать, что я всю жизнь шел к этому. 27-й год я работаю в Самарской филармонии, хочу сказать, что убежден, что коллектив наш высокопрофессиональный: симфонический, камерный оркестры и другие специалисты. За время моего пребывания в филармонии сейчас самые профессиональные вокалисты. При том, что у нас налицо успехи, филармония работает качественно и хорошо. Мы понимаем, что стоять на месте нельзя. Я с радостью приглашаю в свой кабинет вас, коллеги, со всеми предложениями и пониманиями, как нам дальше устраивать работу, — заключил «маэстро» и спустился со сцены.

Юлия Сацук


zasekin.ru

127 просмотров

Authorization