Коллективный систематизированный обзор СМИ в помощь Министерству культуры РФ

Получит ли Кирилл Серебренников свою «Золотую маску»?

7 ноября 2018

Золотая маска, Кирилл Серебренников

Национальная театральная премия объявила участников предстоящего конкурса

Количество номинантов на премию опять возросло в разы. Фото агенства «Москва»
В 2019 году премия «Золотая маска» отметит 25-летие. Одноименный юбилейный фестиваль начнется в конце зимы и представит в Москве достижения театров за сезон 2017/18. Отбирая номинантов, эксперты драматического театра и театра кукол отсмотрели 791 спектакль, эксперты музыкального театра — 302 постановки. И если в «Музыке» заявок ненамного больше предыдущего года, то в «Драме» — прибавка сразу на 200 единиц.

Номинация «Драма/спектакль большой формы» впервые отражает жесткую конкуренцию не столиц и регионов России, а российских городов и республиканских центров. Уфа (Башкирский театр драмы), Казань (Театр им. Г. Камала), Ижевск (Русский драматический театр), Якутск (Саха театр). Москва представлена крайне скромно: из мэтров только Кирилл Серебренников с «Маленькими трагедиями» в Гоголь-центре, которые режиссер завершал уже из-под ареста. И Константин Богомолов с новаторскими «Тремя сестрами» в МХТ им. Чехова. Компанию им неожиданно составляет Театр сатиры с «Оперой нищих» (в главной роли — Максим Аверин) режиссера Андрея Прикотенко, можно сказать, дебютанта в «золотомасочной» гонке. Значимые работы Дмитрия Крымова не замечены вовсе. Петербург выступает ярче: тут и Театр Ленсовета, с последней штатной постановкой Юрия Бутусова «Гамлет», и «Оптимистическая трагедия» Виктора Рыжакова в Александринке, и «Три толстяка» Андрея Могучего в БДТ им. Товстоногова.

Любопытно, что из актерских номинаций в постановках Лаура Пицхелаури, Дарья Мороз и Майя Ивашкевич (старейшая актриса Театра им. Гоголя) выдвинуты за мужские роли — Гамлета, Тузенбаха и Пушкина соответственно. А Серебренников и Богомолов также заявлены и в номинациях музыкального театра («художник балета» и «режиссер оперы»). Из регионов две номинации получили спектакли одного и того же петербургского режиссера Дмитрия Егорова — в Красноярске и Омске.

В «Малой форме» как раз взяла реванш Москва. Номинированы, что логично, ведущие камерные театры: Центр драматургии и режиссуры под руководством Владимира Панкова («Старый дом»), Центр им. Мейерхольда — ЦИМ («Солнечная линия» Рыжакова), Московский ТЮЗ («День рождения Смирновой» Саши Толстошевой), «Практика» («Гипнос» Олега Глушкова), Студия театрального искусства Сергея Женовача («Три сестры»), копродукция музея «Гараж» с Театром на Таганке («Новый мир» Дмитрия Волкострелова). Регионы выходят на передовую с давно известными режиссерами: Ростов-на-Дону (Юрий Муравицкий), Псков (Сергей Чехов), Воронеж (Михаил Бычков), Новосибирск (Борис Павлович), Ярославль (Евгений Марчелли). Так же как и в куклах два режиссера представляют чуть ли не всю Россию: Яна Тумина номинирована за три спектакля (Петербург и Улан-Удэ), а Борис Константинов за два московских (своего Образцовского театра и Московского областного). Их дополняют Екатеринбург, Мурманск, Петрозаводск, Хабаровск.

Острая борьба предвидится в недавней номинации «Работа драматурга» — между эмигрантом Иваном Вырыпаевым («Солнечная линия») и пока еще россиянином Михаилом Дурненковым («Утопия» Театра Наций). В конкурсе «Эксперимент» позиции в основном занял Санкт-Петербург (проект «Квартира», «Театр. На вынос», Театр ТРУ, «театр post»), здесь экспериментальное независимое творчество активно поддерживается на уровне городских властей. Москва явлена в довольно спорных по содержанию и радикальных по форме постановках (с другой стороны — не это ли критерий жанра «эксперимент»?): «Орфические игры» Электротеатра Станиславский, «Родина» Андрея Стадникова в ЦИМе, «Мельников. Документальная опера» с Игорем Ясуловичем в роли архитектора (играется в историческом флигеле Музея им. Щусева).

Список оперных номинантов в этом году выглядит неожиданно. Ни одного растиражированного названия («Альцина», «Енуфа», «Жанна на костре», «Проза», «Снегурочка», «Сны Иакова, или Страшно место», «Триумф времени и бесчувствия», «Фаэтон»). Продолжая интенсивно расширять репертуар за счет крайне редко или никогда не исполнявшихся в России произведений, отечественный оперный театр именно в этих постановках демонстрирует и художественное качество. Вне зависимости от того, состоялась премьера в федерального подчинения коллективе или в частной компании (Большому театру, МАМТу, Пермскому театру противопоставлены независимые проекты). В этом обновлении участвуют профильные и пришедшие в оперу драматические режиссеры (Александр Титель и Константин Богомолов), резиденты и мэтры мировой режиссуры (Ромео Кастелуччи и Кэти Митчелл), традиционалисты и новаторы (Бенжамен Лазар и Владимир Раннев). Барочные шедевры и современные оперные партитуры не звучат уже как сенсационная диковинка, а прочно входят в наш художественный обиход, в регулярный репертуар столичных и региональных театров.

Очевидно расширение географии балетной афиши: не требуют особых представлений Москва («Ромео и Джульетта» и «Нуреев» Большого театра, «Одинокий Джордж» и «Тюль» МАМТа), Екатеринбург («Пахита»), Пермь («Щелкунчик»), но среди них оказались и Самара («Эсмеральда»), и Воронеж («Корсар»). Неизменно привлекающие внимание реставраторские штудии Юрия Бурлаки на сей раз любопытны вдвойне. Во-первых, сами по себе — балетный аутентизм по-прежнему на пике популярности. Во-вторых, как опыт постановки и решения в региональных труппах не первого ряда сложнейших художественных и технических задач, раскрытия потенциала этих коллективов и путей их развития. Обратить внимание на эту тенденцию экспертам показалось важнее, нежели в очередной раз отметить появление в афишах крупнейших балетных трупп имен крупнейших зарубежных хореографов.

Единственным номинантом от Санкт-Петербурга стал «Дон Кихот», поставленный в Театре балета имени Леонида Якобсона Йоханом Кобборгом. Культурная прививка от выученика Датского королевского балета, блиставшего на лучших сценах мира, оказалась очень полезна для питерской труппы. Замечен и первый продюсерский проект фестиваля CONTEXT. Diana Vishneva — одноактовка Asunder, поставленная испанцем Гойо Монтеро для Пермского театра оперы и балета.

Современный танец, судя по оптимально сбалансированному списку, развивается в России в самых разных направлениях. Среди номинантов — адепты классического отечественного contemporary рубежа веков, танц-театра, контактной импровизации, японского буто, израильской гаги, сюжетного и бессюжетного современного танца, отваживающегося трактовать такие далекие, кажется, от искусства движения литературные произведения, как «Гроза» Островского (петербургский «Каннон Данс»), «Мы» Замятина (Камерный театр Воронежа) или «В ожидании Годо» Беккета («Балет Москва»).

В номинации оперетта/мюзикл ни одной классической оперетты («Беги, Алиса, беги» Театра на Таганке, «Винил» музтеатра Красноярска, «Граф Монте-Кристо» музкомедии Петербурга, «Карлик Нос» пермского Театра-Театра, «Римские каникулы» музтеатра Новосибирска). Зато — классика советского мюзикла «Орфей и Эвридика» Журбина в Екатеринбурге.

В номинации «Работа композитора» «смешались» не только музыкальный театр, но и эксперимент (Кирилл Широков написал «документальную оперу» про Константина Мельникова в Москве), а некоторые композиторы успели выступить и как драматурги (постановка «Фразы простых людей» Настасьи Хрущевой в Петербурге). Особыми достижениями композиторов отмечены и высокая, хотя и в новейшей форме, опера (Александр Маноцков, Владимир Раннев, они же выступают и как режиссеры), и оперетта/мюзикл (Андрей Кротов, Евгений Загот), и современный танец (Кира Вайнштейн), и балет (Юрий Красавин).

Источник: www.ng.ru

10 просмотров

Authorization