Коллективный систематизированный обзор СМИ в помощь Министерству культуры РФ

Щедрость с подозрениями. Как Минкульт реставрирует музей Леонида Андреева

6 июня 2017

Бюджет, Музей Леонида Андреева

На ремонт домика писателя выделили 18,5 млн рублей, но музейщики почему-то не очень рады

Дом-музей писателя Леонида Андреева находится в Орле на 2-ой Пушкарной улице.

Леонид Андреев прожил здесь 17 лет, неоднократно навещал малую родину уже будучи известным писателем. На излете перестройки об этом вспомнили, дом приобрел статус памятника федерального значения, а 21 августа 1991 года в родных пенатах открылся музей Леонида Андреева. Единственный в мире, как любят козырнуть своим планетарным размахом губернские власти. Однако музей, по сути, коммуналка, вторую половину дома занимает семья Свиридовых, которую в свое время не удосужились отселить, в результате чего она сама оказалась музейным экспонатом.

Собственностью братьев Свиридовых дом Андреевых стал в 1912 году. Помещение разделили пополам, несколько поколений жили здесь безвылазно, пока в Орле не забрезжила идея с музеем.

— Мы всегда знали, чей это дом и старались ничего не ломать, не трогать и не переделывать, — рассказывает 63-летняя Ольга Свиридова, нынешняя соседка писателя. — Наш прадед был к этому очень строг. Единственное, что позволялось, — исследовать все закутки, по которым лазал в детстве Леонид Андреев. Берешь его книжку и «разгадываешь место»… Нам завидовали, всегда было много желающих посмотреть дом. На веранде несколько лет лежала специальная тетрадка, люди писали отзывы, какие-то добрые слова… Чувствовалось, что музей нужен, и мы, Свиридовы, были за. Кто знал, что так обернется.

В конце восьмидесятых орловские власти решили расселить дом. Две семьи из потомства Свиридовых согласились на предложенные квартиры. Ольга с матерью уходить в многоэтажку не согласились, попросили домик с огородиком неподалеку от обжитого места. То ли их просьба показалась чрезмерной, то ли, запихнув музей в освободившуюся половину, посчитали дело сделанным, но уже четверть века Свиридовы так и соседствуют с «единственным в мире» музеем Андреева. Двор общий, калитка общая. Остальное порознь: в музее — ни горячей, ни холодной воды, туалет на улице, чахлая растительность у входа, у соседей — и вода, и канализация, сад-огород и куча скарба, накопившегося за 105 лет жизни под андреевской крышей.

— Мы с ними не враги, — заверяет директор музея Татьяна Полушина. — Наоборот, не знаю, что бы я без них делала: за домом следят, весь мелкий ремонт на них. В музее некому делать такую работу. Знаете ведь как у нас? — Живем духовно, но бедно.

Музей существует на крохи из областного бюджета, которых хватает только на зарплату заведующей и смотрителям. Собственные доходы от экскурсий и «чаепитий» — максимум тридцать тысяч в месяц. Сто лет надо копить, чтобы вернуть Андрееву вторую половину дома.

Такой вот казус на культурной ниве по воле исторического случая.

— С культурной точки зрения это уродство, — говорит Татьяна Полушина, уставшая ждать милости от властей. — Стыдно перед посетителями, особенно перед иностранцами, не знаешь, как объяснить, почему Леонид Андреев не заслужил даже полноценного музея.

Неуютно и Свиридовым: оказались как бы без вины виноватыми, из-за своих притязаний «уплотнили» любимого писателя. Хотя цена вопроса для областного бюджета — 3−5 миллионов рублей, домик с огородиком в черте города больше и не стоит. Для сравнения: позорный памятник Ивану Грозному и его коню к 450-летию Орла обошелся налогоплательшикам в 25 миллионов рублей, деньги нашлись легко. Еще легче они находятся на улучшение имиджа орловских губернаторов в прессе. Каждый (а их за прошедшие 26 лет было четыре) тратит на свой «макияж» в 5−10 раз больше. И каждый, как эстафету, передает неразрешимую музейную проблему другому. Конкретных предложений Свиридовым не сделал никто. Вот 26 лет они и ходят по дому на цыпочках.

Почитатели Леонида Андреева надеялись, что жизнь повернется к лучшему к 450-летнему юбилею города. По большим праздникам такое случается, федеральный бюджет выделяет средства, чтобы юбиляр мог достойно тряхнуть стариной. Так и случилось, деньги из Москвы текли рекой. Что-то досталось и знатным землякам-писателям: кому — помывка памятника, кому — подмазка фасада. Леонида Андреева опять обошли — не хватило даже на указатели к «единственной в мире» коммуналке.

Проблемой озаботился Совет Федерации, были слушания, резолюция, что минкульту и областным властям нехорошо так поступать с классиком мирового уровня. Как ни странно, деньги нашлись. На будущий год у другого орловского классика — Ивана Сергеевича Тургенева 200-летний юбилей. Задолго «до», в 2014 году, Орловщину посетила делегация Минкульта во главе с тогдашним зам. министра Григорием Пирумовым. Обошли все литературные музеи — благо их тут с добрый десяток, признали, что все надо реставрировать, дабы не позориться перед гостями, которые съедутся на тургеневский юбилей

Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации Минкультуры Р Ф провела тендер на ремонт андреевского дома, победила липецкая фирма «Лайм-Пария», имевшая, как позже выяснилось, 10 000 рублей уставного капитала и минимальный опыт реставрационных работ. Из федерального бюджета, по слухам, были выделены совершенно жуткие миллионы, которых должно хватить и на отселение Свиридовых и на то, чтобы привести в божеский вид весь дом Леонида Андреева.

— Конкретно мы тут в Орле ничего не знаем — ни по деньгам, ни по смете работ, — говорит директор объединенных литмузеев Вера Ефремова.- Минкульт сам проводил экспертизу, сам назначал тендер и победителя. Деньги тоже нашел сам, как и для остальных орловских музеев. Мы как бы в стороне, просто берем, что дают. Работу принимает Технадзор, Авторский надзор. Начнешь возмущаться: там неполадки, тут недоделки, не подпишу акт приемки, а они мне — «Да пошла ты!». И куда денешься?

«Новые Известия» выяснили конкретику по дому Андреева: «проектные работы — 2,5 млн рублей, ремонтно-реставрационные работы — 16 млн». Все эти данные содержатся в «Плане основных мероприятий по проведению 200-летия писателя И.С. Тургенева», утвержденном распоряжением № 2426-р правительства РФ от 1 декабря 2014 г. (Копия имеется в редакции).

То есть, деньги для писателя Андреева есть, правительство не поскупилось. Ищем смету. В Орле, как мы помним, ее в глаза не видели, хотя рабочие на объект уже зашли, часть материалов завезена, со дня на день приступают к реставрации, закончить должны к концу августа. Со слов мастеров, «делов немного»: перекрыть крышу, укрепить чердак и подвал, вставить новые окна по всему периметру, почистить и покрасить дом. А как же Свиридовы?

— А это еще кто? — удивляется старший. — У нас заказчик Андреев, Леонид Николаевич. Как помер? Все бумаги от его имени… Про Свиридовых нет ни слова.

На вопрос, сколько могут стоить их реставрационные работы, работяги помялись, но все же назвали цифру, совпадающую с оценкой независимых орловских экспертов, — «миллионов 10−12, если по-хозяйски и без воровства. А уж сколько дадут… На столько и сделаем». О выделенных правительством 18,5 млн. они не слышали.

В Минкульте, похоже, знают не больше. Два департамента — управления имуществом и дирекция по строительству гоняли корреспондента «НИ» от телефона к телефону, пока один измученный дядечка не намекнул, что смету спрашивать надо не у них, а у старого руководства, которое умело рисовать все, что хочешь, и теперь за решеткой. — «А вы разве не в курсе скандала?»

Да кто ж про него не слышал? В Орле музейщики попадали в обморок, когда узнали, что их минкультовским покровителям грозит тюрьма за махинации с реставрацией. Раньше об этом только догадывались.

Скандал вокруг так называемого дела реставраторов разгорелся в марте прошлого года. ФСБ завела уголовное дело против руководящих работников министерства культуры России. Их подозревали в крупных хищениях бюджетных средств, выделенных на реставрацию объектов культурного наследия. Среди арестованных замминистра культуры Григорий Пирумов, глава департамента управления имуществом Минкультуры Борис Мазо, главный реставратор Борис Цагалаев. Следствие нашло их банковские счета с сотнями миллионов рублей.

Группировка была создана для заключения госконтрактов с недостоверной информацией и завышенной стоимостью услуг на выполнение реставрационных работ с целью хищения денег. В деле фигурируют ансамбль Новодевичьего монастыря, Иоанно-Предтеченский монастырь, музей Космонавтики в Калуге, Куликово поле. .По данным следствия, только на реставрации Новодевичьего обвиняемые присвоили не менее 50 млн. из 127 млн. рублей, выделенных на выполнение работ.

Орловские музеи в сравнении с этим объектом — мелочевка, но их все-таки десять штук, а курочка, как известно, по зернышку клюет. Теперь все как прозрели: ага, Пирумов за тем и приезжал, чтобы ошкурить нашу Орловщину. А уж музейщики-то губы раскатали! Хотя, справедливости ради, какие-то крошки со стола достались и музеям. Вот, даже Леониду Андрееву повезло: мошенники уже сидят, а бюджетные деньги на ремонт дома еще остались

С одной стороны, и слава Богу, — дом Андреева надо поддержать, укрепить фундамент, перекрыть крышу. Не выдерживает строение натиска цивилизации, трясется от каждого проезжающего грузовика. С другой стороны, косметический ремонт без отселения соседей — как мертвому припарки. Зачем, например, тратиться на ремонт подвала, если он все равно не музейный? Зачем обновлять окна по всему периметру, если у Свиридовых они пластиковые и еще вопрос, согласятся ли они менять их на деревянные. Что делать с канализацией за музейной стенкой, из-за которой весь дом перекосило?

— Боюсь я этого ремонта, — говорит Полушина. — И покраски боюсь. Как бы хуже не стало. Благоустройства в музее не хочу. — Андреевы ходили за водой на улицу, и мы в колонку походим. Даже туалет не хочу. Стоит будочка во дворе, доски давно уже не андреевские, пусть их заменят, утеплят изнутри и хватит. Что-то сомнения одолевают от профессионализма реставраторов.

Не только ее одну. В ужасе от предстоящего ремонта музея Андреева вся орловская общественность.

— Уже года три, как минимум, наблюдаю тот жесточайший чёс, который безнаказанно гробит в Орле памятник за памятником и всё это молниеносно, без оглядки и компромиссов едет по городу под грифом «юбилеев», — говорит член союза дизайнеров, орловский градозащитник Виктор Панков. — К 450-летию Орла — «ТЮЗ» с текущей крышей и сломанной вентиляцией, туда же искалеченная заезжими реставраторами «драма». В музее Тургенева и писателей-орловцев хладнокровно выкорчевывали всего подлинное и заменили резьбу ручной работы — фальшивкой, старинную лепнину — полиуретановыми штамповками, вместо старых стен теперь пеноблочные перегородки. В музее Грановского без всякой нужды заменены окна и двери, к тому же пошло украшенные «золотыми» ручками «под старину». Раздолбаны ломом (есть видео, если что!) на глазах безучастных музейщиц и увезены в неизвестном направлении старинные каменные ступеньки музея Лескова. Фасад облицевали дощечками от IKEA, выпиленными и приколоченными на глаз каким-то дядей Васей… Но все эти, отданные властью всех уровней на бесконтрольное растерзание «объекты реставрации», ничто в сравнении с единственным в мире ПОДЛИННЫМ домом великого Леонида Андреева, дома, который все годы своего существования был кем-то заселен, обогреваем, активно жил как музей и остался в состоянии, весьма близком к идеальному. И потому я не могу, не в состоянии осознать, что мы можем его потерять. Что можно сделать, чтобы предотвратить эту надвинувшуюся на нашу историю и культуру катастрофу, я не знаю, и оттого ещё чернее на душе. Надежды на музейное сообщество давно нет никакой. Наверняка, Минкультом все бумажки подписаны и согласованы, а тендеры все выиграны и лицензии у очередных шабашников конечно, подлинны… Страхи наши от этого не меньше.

А вдруг как-нибудь обойдется? Утеплят туалет, покрасят фасад… Деньги кончатся. Для музея Андреева, может быть, это и не худший вариант.

newizv.ru
123 просмотра

Authorization