Коллективный систематизированный обзор СМИ в помощь Министерству культуры РФ

Валерий Газета: Важно воссоздать филармонию не только как здание, но и как организацию, несущую людям профессиональное искусство

3 августа 2017

Биробиджанская филармония

Профессиональное искусство в ЕАО переживает не лучшие времена из-за дефицита подготовленных кадров и недостаточного финансирования. Однако это не значит, что настоящая культура остановилась в своём развитии. В автономии есть грамотные специалисты, которых необходимо продвигать на сцену. Такое мнение высказал директор Биробиджанской областной филармонии Валерий Газета в своём интервью, которое он дал накануне редактору интернет-газеты «Набат» Владимиру Сахаровскому.


Корреспондент: — Валерий Владимирович, наше сегодняшнее интервью не было запланированным. Потребность в нём возникла после неожиданной реакции на статью, которая вышла в понедельник на сайте нашей интернет-газеты, когда из филармонии уволилась Мария Петровна Петрук. Полагаю, Вы хотите высказать своё мнение о сложившейся ситуации?


Валерий Газета: — Я оцениваю эту ситуацию с точки зрения директора филармонии. Чтобы ситуация была понятна в целом, начну с предыстории. В прошлом и позапрошлом годах проходили круглые столы, на которые собирались все наши знаменитые деятели культуры и где обсуждалось всё то, что происходит у нас в культуре. На этих заседаниях речь шла именно о профессиональном искусстве.


На сегодняшний день у нас в области профессиональных музыкантов как таковых можно пересчитать по пальцам. Кто-то отучился и уехал, кто-то вообще переехал в другой город, потому что ищет лучшие условия. Ситуация такая, что у нас практически нет профессионалов. Остались единицы, которые были названы на этом круглом столе. Это пианисты — Марина Петрук, её супруг Александр Петрук, это саксофонист Егор Кононов, это Вячеслав Карбушев, который играет на многих инструментах, мы называем его «человек-оркестр», это барабанщик высокого уровня Николай Трапезников, его супруга Владлена Логунова.


— У нас в области профессиональных музыкантов как таковых можно пересчитать по пальцам.

Этих людей по пальцам пересчитать можно. Самое главное, что они остались в области и никуда не хотят уезжать. Они хотят жить здесь и развивать наше искусство.


Сегодня все мечтают о том, чтобы развивалось именно еврейское искусство, всё-таки мы Еврейская область! Но когда к нам приезжают люди из других регионов, то сразу удивляются тому, что у нас нет клезмерского ансамбля. А как мы его можем создать, если у нас нет соответствующей подготовки. Музыкальная школа не готовит клезмеров, она готовит классических музыкантов.


Корр.: — А там есть какие-то особенности?


В. Газета: — Ну конечно! Еврейская музыка имеет свои традиции. Когда мы слушаем восточную музыку, то мы сразу понимаем, что это арабская, турецкая или индийская музыка. Здесь важно научить музыканта импровизировать. Клезмер — это импровизация души. Конечно, самая хорошая импровизация — заготовленная импровизация, но когда человек «спит» со скрипкой, флейтой и кларнетом, вы его ночью поднимите и он сыграет любую мелодию по памяти. А таких музыкантов, к сожалению, у нас нет. Но очень бы хотелось, чтобы они появились в филармонии.


— Клезмер — это импровизация души.

Все эти проблемы обсуждались на круглом столе. Там присутствовали все высокопоставленные руководители, были все начальники управления культуры. И все говорили, что да, надо поднимать профессиональное искусство, надо продвигать на сцену профессионалов и создавать для них все условия.


Мне как директору поставлена задача воссоздать филармонию не как здание, а как организацию, которая должна нести людям классическое искусство. Поэтому для меня филармония — это прежде всего учреждение профессионалов.


Я считаю, что за круглым столом с участием высших руководителей были поставлены все точки над «i». Профессиональное искусство надо поднимать, поэтому я принял решение для подготовки к мероприятиям взять на работу профессионалов.


— Необходимо воссоздать филармонию не как здание, а как организацию, которая должна нести людям классическое искусство.

Сейчас регулярно проходит «Вечерний Биробиджан» — отличный проект. Мне как директору филармонии было поручено провести несколько концертов. Мы хотели, чтобы из Владивостока приехала Аня Болтыбаева со скрипкой. Естественно, что ей кто-то должен аккомпанировать. Ребята из музыкальной школы выступали, им тоже нужно было аккомпанировать. Сейчас должна приехать певица Ольга Быстрова, ей тоже нужен аккомпанемент.


Мы планируем провести литературно-поэтический вечер. Отличная идея, которую, кстати, предложил Ростислав Эрнстович Гольдштейн. Когда мы обсуждали текущие вопросы, речь зашла о «Вечернем Биробиджане». Он говорит, а почему бы людям не собраться в беседке на Набережной и просто не почитать стихи. Я решил это украсить: чтение стихов еще лучше под классическую музыку. Когда пианист играет живую музыку, а люди стихи читают — это же намного красивее. Даже идея была вынести настоящий рояль или фортепиано, но из-за погоды не стали рисковать.


Для этого нужен профессиональный пианист. Я принял решение взять на работу по договору гражданско-правового характера Марину Петровну Петрук. Она профессиональный пианист, который читает с листа, который может подобрать музыку под те же стихи. Она может аккомпанировать и скрипачу, и солисту.


Корр.: В каком положении филармония сейчас?


В. Газета: — Сейчас у меня уволены все музыканты. Мне приходится это делать на летний период из-за недостаточного финансирования. Все музыканты по штатному расписанию в филармонии работают на полставки. Я не могу нанять человека на ставку и обеспечить ему достойное существование, как, например, в симфоническом оркестре, где музыкант получает 45 тысяч рублей, или в Мариинке, где люди зарабатывают по 50 тысяч. Естественно, у меня таких денег нет. У меня есть зарплата в шесть тысяч рублей…


Корр.: — Страшно представить!


В. Газета: — Увы, это всё, что у меня получают профессиональные музыканты. А профессиональный музыкант — это основа филармонии. Это не тот, кто пришёл и попиликал что-нибудь, настоящий музыкант должен заниматься в день не меньше шести-восьми часов. Поэтому я считаю, что они должны работать на ставке. Они должны приходить в филармонию, заниматься и тогда они будут профессионалами. Если спортсмен два дня не походит на тренировку, то у него сразу мышцы дубеют, а у музыканта пальцы дубеют. Нужно постоянное профессиональное развитие.


Я не хочу, чтобы филармония была самодеятельным коллективом. У нас и так самодеятельности хватает. Конечно, она должна тоже развиваться, но для филармонии не это главное. Таково моё мнение как директора филармонии. Я буду работать в этом направлении, буду единовременно нанимать профессиональных музыкантов.


— Настоящий музыкант должен заниматься в день не меньше шести-восьми часов.

Если я посчитаю нужным, чтобы, например, Аня Болтыбаева приехала из Владивостока и дала концерт, то я найду деньги для этого. Если я посчитаю нужным, чтобы приехал знаменитый пианист, то он приедет. Потому что для филармонии важны «внешние вливания». Мы привыкли слушать одних и тех же. А когда ты варишься в собственном соку, у тебя нет развития. И я всегда за то, чтобы сюда приезжали знаменитые артисты и несли людям настоящее искусство с нашей сцены.


У меня мечта пригласить сюда пианиста мирового уровня Дениса Мацуева. И в своё время, несколько лет назад, он согласился приехать в Биробиджан. Это был единственный случай, когда мы его уговорили. Но на тот момент не было финансовых возможностей для его приезда.


Сейчас мы работаем с новой командой руководителей области. И когда, например, вице-губернатор и сенатор узнали, что сюда хотел приехать пианист такого уровня, они за голову взялись: как так он не приехал, почему не нашли деньги? Они сейчас готовы привлечь внебюджетные источники для таких гастролей. А в то время, когда был предыдущий губернатор, мы обратились за помощью, но получили отказ. Хотя нужно было всего 250 тысяч рублей. Такое отношение было ещё несколько лет назад. Сегодня, когда я назвал фамилию Мацуев, меня сразу спросили: как вы могли его упустить?


То есть как руководитель филармонии я вижу, что отношение руководства области к профессиональному искусству принципиально изменилось в лучшую сторону. Да, мы живём в условиях ограниченного бюджета, но управляют нами сегодня не чёрствые, а инициативные люди, которые готовы помочь в привлечении внебюджетных источников финансирования. И это, конечно, радует.

Корр.: — Вы упоминали о юбилее филармонии. Расскажите об этом поподробнее.


В. Газета: — Так получилось, что с моим приходом тут много, что совпадает. Именно в этом году нашей филармонии не как зданию, а как организации исполняется сорок лет. 30 сентября 1977 года управление культуры Хабаровского крайисполкома подписало приказ о создании в ЕАО областной филармонии. То есть в этом году нам ровно сорок лет. 30 сентября мы приглашаем всех наших друзей на юбилей.

Приказ управления культуры Хабаровского крайисполкома № 232 от 23.11.1977 года о назначении первого руководителя областной филармонии Леонида Худыша. В документе есть ссылка на приказ о создании филармонии 30 сентября 1977 года. Обращает на себя внимание номер первоначального приказа — 555. Фотокопия: из архива областной филармонии

Сейчас мы ищем спонсоров, чтобы пригласить сюда профессиональных музыкантов. Ещё раз подчеркну: юбилейный филармонический концерт должен быть построен исключительно на классической музыке. Сейчас идут переговоры с хабаровским ансамблем «Глория». Этот коллектив создан на базе хабаровского симфонического оркестра. Я хочу, чтобы все наши профессиональные музыканты сыграли с ними и чтобы этот концерт запомнился людям как нечто особенное.


А до концерта осталось всего два месяца, то есть срок очень маленький.


Корр.: — Сейчас филармония внешне преображается. Все обращают внимание на ремонтные работы, которые проводятся на фасаде здания. Успеете ли вы закончить ремонт к еврейскому фестивалю?


В. Газета: — Конечно, мы мечтали закончить к 1 сентября. Основные работы по фасаду будут завершены к этому сроку. Во время фестиваля никаких лесов не будет. Наведём порядок, лицевая часть уже вся будет отделана мрамором. К сентябрю месяцу все работы будут остановлены, все леса будут убраны. Пройдёт фестиваль, а затем мы продолжим работы.


Проблема возникла только с верхней частью — семидесятиметровым козырьком. Он труднодоступен, высота большая и леса не поставишь, потому что они к стене не прилегают. Сейчас там работают промышленные альпинисты. Когда они начали работать, оказалось, что на весу сбивать бетон и старую плитку намного сложней. Поэтому сроки ремонтных работ затянулись. Но трудностей не бывает только у тех, кто вообще ничего не делает.


Сегодня рабочие трудятся в бешеном темпе. Заставить людей работать больше мы просто не можем. Они работают на износ, я наблюдаю как они на этой верхотуре трудятся. Самое трудное — подавать туда бетон. А тут ещё погода подводит — лето очень дождливое. Начинаешь плитку класть, бетон заливаешь, а он начинает размокать. Пытаемся укрывать. В общем проблем очень много, но все они решаемые.


Кор.: — Теперь важно, чтобы внешние улучшения сопровождались внутренними. Чтобы филармония преобразовывалась не только как здание, но и как организация. Правильно я понял вашу главную мысль?


В. Газета: — Безусловно. Те решения, которые были приняты за круглым столом, должны воплощаться. Если обсуждение прошло на высшем уровне и была выработана резолюция, то профессиональное искусство необходимо поддерживать, несмотря на отсутствие финансирования и чьи-то личные амбиции. В первую очередь мне нужны профессиональные музыканты, всё остальное меня не интересует.


Записал Владимир САХАРОВСКИЙ


nabat.news

36 просмотров

Authorization